monpansie: (Default)
Faith no more как-то очень красиво вернулись. Обычно реюнионы или вымучены или уродливы. Дело не в долговечности – это необязательный пункт. Они могут разлететься в разные стороны с любой скоростью с какой им будет угодно - неустойчивое соединение. Обычно реюнионы вызывают неловкое и острое чувство «какое позорище» - лайт-версия «не то, не то!» - либо отчаянное отчаяние «зачем я это увидел (услышал)?!" - хрустальная декорированная ваза разбита – в лучшем случает треснула на видном месте. Обединившиеся либо играют записанное миллион лет назад миллион лет спустя – динозавры вымерли, повсеместно расселились веселые теплокровные мышата – а они делают вид, что пейзаж все тот же. Либо пытаются встроиться в этот покрытосеменной пейзаж – и не поймешь что хуже. А надо выбрать? Наверное, ведь нет. Плохо и так и так.

Но, наверное, это бывает в случае когда смысл реюниона сам реюнион? деньги? запрос общественности – поверните время вспять, оживите умершее? сдохшее? Или как? В любом случае – это ложные посылки.
В любом случае- Faith no more очень красиво вернулись. Значит, не эти три посылки были посылками.

Я не ждала их реюниона никогда. Совсем.

Я два дня боялась слушать альбом, честно скажу - может быть, я берегла хрустальную вазу - сжимала ее в руках и прижимала к сердцу - хотя я достаточно пластична и у меня конвергентное сознание в этом вопросе .
Первый раз я услышала Sol Invictus на высоте десять тысяч метров, ночью - поиск пространства - и когда голос Майка Пэттона( Mike Patton) задрожал – задрожало мое сердце.
monpansie: (Default)
Вчера – конечно же - были на митинге в поддержку свободы творчества.
На входе стояла полиция и проверяла сумки и металлоискателем.
Народу было много – тысячи 3-4 точно, не посчитать - я пыталась. 3-4 тысячи спокойных культурных людей. Очень уютная и доброжелательная толпа. Это очень сильный опыт – для меня. Это маркер –«свои». Очень большая концентрация, не разбавленная обычной городской жизнью - грубиянами и гопотой. Никто не толкается, не грубит, все говорят «извините», улыбаются - и так далее, и тому подобное.
Люди все приходили и приходили. Был заполнен весь проход до оперного и все «рукава». И асфальт и сугробы.
У многих были самодельные плакаты. Часто смешные и весело ехидные. Часто серьезные. Кто-то принес Око Саурона, а кто-то - Льва Толстого.
Выступающие говорили кратко, но по делу.
У "активистов" хедлайнером был боксер Валуев, а у нас дьяк Кураев.
Как говорится - ну-ка, ну-ка или с этого места поподробнее! Вот так ирония!
Когда все подняли руки - это была кульминация.
Очень сильный момент.
В конце все, кто пришел, повернулись к оперному и устроили овацию.
Бурные и продолжительные аплодисменты.
Я, если не поленюсь, напишу краткую хронику этих дней. То, чем я просто болела.
PS Ну и, конечно же, я обладатель легендарной уже программки к легендарному уже "Тангейзеру".
monpansie: (www)
Что вы испытываете, когда смотрите на это?
Легкую тошноту? Непонятную тревогу? Что не так? Вы поняли, что не так? Странный восторг?

1 )

Я испытываю передачу из рук в руки. Из этих рук? Смешно, смешно. Страшновато. Кто-то что-то мне дает. Отдает. Насовсем. Я беру. Часть меня. Нет, не совсем точно. Отдает, потому что я - возьму. Иначе – даже не предложил бы. Но это уже вопрос дискурса.

Скульптор из Перу, Emil Alzamora. Можно сразу догадаться, что это Латинская Америка – сразу, хотя бы в общем, без дробления на страны – только там могут так пластично, ехидно, вольготно, полноправно ломать и изгибать, не нарушая человеческое тело.
Вспомним Jorge Marin

Минотавр – мне хочется двусмысленно пошутить "полюбуемся?", но это черный юмор, черный и грязный, вязкий, там две смерти – мертвая голова быка, мертвое человеческое тело. Голова не кажется картонной маской скрывающей истинное лицо – это и есть - закатившиеся бычьи глаза, не дышащие бычьи ноздри - истинное лицо. Нет другого.
2 )

Вот эта – прекрасна. Вы точно можете сказать - есть тут преступление или нет? и кто преступник? а кто же жертва? и есть ли они - преступник и жертва? да? даа?
Не упирайтесь в открытые слоги слова "рокурокуби" – этот призрак - точка зажигания, а не пожар, призрак - причина причины – а не результат.
3 )

Эта - затрагивает что-то во мне каждый раз, когда я ее вижу. Мучительная и верная передача - чего? Опять задаю вопросы? Опять задаю вопросы. Каждый раз что-то вздрагивает - одновременно в зрачках и в сердце.
4 )
Хотите еще – смотрите! Мне, действительно, хочется поделиться прекрасным.

5 )
monpansie: (monpansie)
Я их послушала случайно - потому что у меня не запустилось то, что я хотела послушать прямо сейчас – это было специально, it was written. Это было кстати.

В принципе, я оставила группу умирать по причине-2002 - я даже думала, что группа уже мертва – последний салют! – я даже полюбила их позже водораздела - но ошиблась - это не та группа, которая умрет по этой причине – ушедший не был системообразующим фактором, он был - системофокусирующим, системоотражающим - та самая уникальная надстройка на хорошем базисе.

Именно они создали когда-то самую лучшую - и худшую, и ужасную, и идеальную - песню о депрессии – нет, не скажу какую - кто знает и так поймет, кто захочет узнать – сразу узнает – спутать невозможно. А остальным – без надобности.
Сейчас надстройка другая – они старались, они выбирали и тембр голоса и возможности голоса, они трогали напильником в нужных местах, они отходили и смотрели на результат - но никакого кровоточащего гнойного декадентства – ну, какое декадентство сейчас или конкретно у них сейчас? И - поэтому? - вдруг старомодно вылезает абсолютно классический хард-рок – та харда, об которую Лэйн тушил сигареты и даже не улыбался – и именно эта больная обожженная харда и была такой невероятной. Но замечательные разрешения – они и раньше были - о, это их невероятное умение выводить из месива, из звуковой каши белого ангела с черными крыльями и подсохшими болячками на руках - тогда на этих разрешениях еще висели вериги и кровавые бинты голоса Лэйна. Сейчас не висят.

Странная особенность параллельно слышать другой голос – самовоссоздание надстройки, другой мир - не вариант, а еще одна сущность.
Было приятно - услышать, слушать - сладкое удовольствие. Да, хорошо.
Хотя написала в основном про причину 2002. Даже странно.

Но послушайте - Choke. Или Scalpel. Или еще что-нибудь.
Alice in Chains "The Devil Put Dinosaurs Here".
monpansie: (monpansie)
Сравнивать Майка Пэттона (Mike Patton) и Стивена Кинга очень, очень, очень оскорбительно для Майка Пэттона.
Для Стивена Кинга, конечно, страшный почет и рост самомнения - если он понимает, о чем я.
Майк Пэттон, в общем, гений.
Стивен Кинг, разумеется, ремесленник.
Несмотря на то, что вы, может быть, очень любите Стивена Кинга.
Любите себе, мне-то какое дело до этого? Это-то тут к чему?

...

Jan. 31st, 2014 10:43 am
monpansie: (monpansie)
Ну, что объединяет эти картины, эти лица? Кроме автора - это предположение нужно не предполагать.* Я вам даже напишу автора, хейя - Одилон Редон (Odilon Redon), но не буду писать названия. Кроме одного - потому что оно мне нравится. Но не целиком - потому что мне так нравится.
There Is No Point.
Ну, догадаетесь, что тут общего?
Хотя, скорее всего, вы ни черта не догадаетесь.

... )

А. Вот эта тоже отличная.

Тоже отличная )

*Потому что это глупо.
monpansie: (15)
***
Миловид был довольно порочным, а Порочник очень даже миловидным.

***
Иногда Порочник просто шел по улице, а из-за угла на него напрыгивал Миловид и победно кричал "Агааа!!!" Порочник сначал пугался, а потом привык.

***
Когда у Миловида была фаза мании или депрессии, он расставлял людей по разным углам и велел им говорить о сокровенном, а потом орал: "А ну, тихо! Разорались!" После этого одна фаза сменяла другую.

***
Когда на Порочника напрыгивал Кавадор Девкин в респираторе - Порочник привыкнуть не мог - так и пугался раз за разом! А тому того и надо! Да и кто б не испугался, рассудите?

***
На светских раутах Миловид и Порочник вели себя очень прилично.

***
Иногда Порочник говорил что-то несусветное, а Миловид смотрел на него, качал головой в недоуменнии и говорил уважительно:"Ну ты сказанул!" А иногда конспектировал клинописью.

***
Порочник и Миловид любили так ввалиться порой в какое-нибудь злачное заведение. И почти всегда при галстухах.

***
На светских раутах они были самыми приличными!

***
Порочник считал фразу " И ты, брют!" в отношении шампанского шуткой так себе. А в отношении Брута и вовсе неуместной.

***
Когда Миловид нервничал, то ничего не ел и не пил, а когда нервничал Порочник, то ел все подряд. В этом - благоразумие матери-Природы.

Конец второго акта.
monpansie: (15)
Лошадь – животное очень трехмерное.(с) Тихогром.

Нарисовать лошадь – сдать сопромат. Никто не может нарисовать лошадь. А кто смог – сдал сопромат.

Художники издревле обыгрывали или избегали лошадиной темы – например, купали и красили животное в красный цвет – из относительно недавнего. После этого Петров пил водку по-черному. Запоями. И костерил советскую власть и поставки краплака.
1 )

Еще сразу приходят на ум деревянные негнущиеся лошадки Паоло Уччелло (Paolo Uccello) – он аккуратно положил их набок, они и лежат – округло и одеревенело – где я? что я? почему – я?
2 )

Лошадь Ван Дейка (Antoon van Dyck) настолько хороша, что даже затмевает еще тогда нетрагичного и всегда аристократичного Карла Первого на ней. Она вообще все затмевает. Когда неофит зрит сию лошадь, он теряется в трех соснах сумрачного леса навеки. Никто его не ищет и не собирается.
3 )

Еще здорово нарисовал лошадь Альбрехт Дюрер (Albrecht Dürer). И не просто лошадь, а Большую лошадь. Возможно, он начал рисовать обычную лошадь, но нарисовал большую и веселую(!) лошадь. Отсюда прямой вывод, что Альбрехт Дюрер не мог нарисовать не только зайца. Но Альбрехт Дюрер – мой любимый художник, и ему можно не уметь рисовать зайца и лошадь. Ему можно вообще не уметь рисовать - за то, как он рисует. А он умеет.
4 )

Винсент ван Гог (Vincent van Gogh) нарисовал старую лошадь. Он тоже, возможно, начал рисовать обычную лошадь, а нарисовал старую. Лошадь, действительно, неновая. И лошадь эту очень жалко. И ван Гога тоже жалко. Вот до слез прямо. Но главное, чтобы не было жалко бесцельно прожитые годы! К этому и должны стремиться все бесцельно их проживающие.
5 )

Рисуйте лошадей! Вдруг получится! Хей!
monpansie: (monpansie)
Миловид и Порочник встретились в трактире.
- Не нравишься ты мне! - непримиримо провосклицал Миловид.- Много в тебе нехорошего!
Порочник, широко улыбаясь, провозгласил :
- А ты нравишься мне!
Миловид, теряясь, пробормотал:
- Вот тыж чОрт! Может, кофе?

***
Миловид купил Порочнику красный костюм, чтобы оттенить его порочность поярче. Потом подумал и купил ему черный – приглушить ярко оттененную порочность и добавить гробовитости.

Жили они душа в душу.

***
Миловид очень часто ругал Порочника за порочность и вообще за что ни попадя. Порочник порочно улыбался и внимательно слушал – Миловид ему очень нравился.

***
Миловид велел Порочнику стоять вон там. Потом велел ему говорить вон то и вон то. Порочник встал, где велели и сказал, что приказали. Миловид немедленно отругал Порочника за послушность.
Иногда Порочник не слушался, и Миловид страшно ругал его за непослушность.

***
Миловид был очень миловидным, а Порочник – очень порочным. Поэтому их так и называли – Миловид и Порочник.

***
Миловид очень не любил фотографироваться. И Порочника не пускал. И вообще фотографов ненавидел!

***
Миловид иногда любил посидеть в баре, поболтать с барменом, а Порочник приходил в бар, разбивал бутылки и избивал бармена. Миловид очень переживал и весело спрашивал – Ты что, ревнуешь?

***
Иногда Миловид общался с Кавадором Девкиным. А иногда и Порочник.
Кавадор Девкин ни с кем не общался.

Конец первого акта
monpansie: (15)
(В зале все - и главные и массовка - и г-н Шеро, режиссер - на сцене).
Месье Шеро берет микрофон:
- Нууу, как прошли съемки?!
Все кричат разномастное и уважительно кланяются.
- Понравилось вам?!
Все хором орут "Понравилось!!!", некоторые кричат "Елочка зажгись!". Некоторые просто кланяются.
- Узнали что новое для себя?!
Все громко гудят и машут радужными флагами, попутно кланяясь.
- Нууу, что надо сказать?!
(Все, кланяясь единым порывом):
- Спасибо, месье Шеро! Спасибо Вам!! Было очень познавательно!!
Довольный месье Шеро уходит со сцены и уносит микрофон.
monpansie: (Default)
Вот мне не лень будет немного разобрать пресловутых «Моцарта и Сальери» (А.С. Пушкин) – вот мне так захотелось - к тому же пьеса короткая, компактная и наглядная. А если забыли вдруг, про что там – легко и быстро можно освежить содержание – она еще и общедоступная.

Я надеюсь, что смогу уложиться в пять пресловутых страничек – критичный объем материала за раз, после которого чувствуешь ужасное утомление и нежелание продолжать – какое-то время.

В основном все будет тезисно – это преднамеренно – для обдумывания.

Итак, почему я всегда отмечаю (как) идиотизм высказывание «автор хотел сказать». Может, надо пояснить. Всем может быть не очевидно – а я тут вольно оперирую конечным результатом – дважды два четыре – я работаю, просто говоря, с четверкой. Или со значением «пи». С неким итогом, некой константой. Не высчитывая их каждый раз.

Ответ на самом деле прост - но он сложно укладывается в голове у людей – тому есть причины, они обычно одни и те же. Просто сейчас не о них.

Достаточно длинно. Интересно. Для интересующихся. )
monpansie: (Default)
Вчера ходили в оперный театр – оперу слушать. В Ла Скала мы попали только на балет – L'altra metà del cielo с вездесущим в Италии этим летом Васко Росси - поэтому тут пошли на оперу прицельно. Шучу – пошли специально на Веронику Джиоеву – послушайте, кому интересно - такое замечательное сопрано! Кинестетически – нет такой стенки, такого тупика, в который упирается голос, упираются возможности, упирается отчаяние - высокие ноты срываются со звука на шум и взвизг, и вокализ мучение и испытание не только для исполнителя - для слушателя! – нет, тут не так - так широко, так ровно, так гладко, так красиво. Я, правда, слушаю оперу - не смотрю - иногда я могу смотреть в потолок, или как кружится ненастоящий снег в луче света - тогда ничего, абсолютно ничего меня не отвлекает.

Было любопытно сравнить два театра – по свежим следам – еще помнишь как пах занавес в Ла Скала. Да, Ла Скала с его узенькими монастырскими коридорчиками и почти камерным залом – зал не по принципу "колизей" – не расширяется полукругами, ярусами, а поднимается вверх маленькими ложами–комнатками с пуфиками в них, а еще выше - галерка.

В Ла Скала мы не попили кофе в антракте – балет был одноактный, а тут выпили – красного вина, правда.

Итальянская опера про Париж – почти наше осеннее путешествие.

Немного мутных фотографий:

Ложи-комнатки
1 )
Кусочек сцены
2 )
Фойе
3 )
Неработающий буфет
4 )
monpansie: (Default)
Миланский собор - как будто кто-то начал украшать и не мог, не смог остановиться – в украшении и в разнообразии украшений – должен был получиться стилистический хаос и бурная пустозвонная нарядность, а получилось великолепно.

На фотографиях он мне казался гораздо меньше, чем на самом деле – беленький, с покатыми плечами – ничего подобного!– огромный, белый, колющий шпилями небо, со странными вознесенными, одинокими внимательными фигурами, эксцентричными неизбежными горгульями - поймал меня, поймал!

1 )

Внутри сумрачно и просторно и прохладно и пресловутый святой Варфоломей-мей-мей в кожаном плаще ручной работы радушно встречает посетителей - Велком, дарлинги, как вам мой такуче?

2 )

Но была еще одна причина, причина-цель, точка схода устремлений - Уточка, разрывающая себе рот.
Это ничего, что у уточки свирепые частые зубы, крылышки не по размеру, сильные мужские руки и почти сомовий увесистый плес – но мы ее любим, любим нежно, она для нас навсегда Уточка. Подниметесь наверх – не надо лифтов, нехардкорно – пройдете чуть-чуть и оглянитесь – вот она!

УТОЧКА!!! )
monpansie: (monpansie)
Ох, какой художник. Ах, какой художник.

Солнечный удар, отцеубийство, сумасшедший дом на сорок лет – бедлам, какой бедлам! - воплощение Осириса, странные черты, знакомые ощущения, загадочные названия – вам они что-нибудь говорят? – а мне говорят – голосом внутри головы.

Ричард Дадд. Дадада. )
monpansie: (kl)
…гладко и сладко, волосы растрепаны, крылья встревожены, а по щеке ползет слеза и в глазах горит непримиримость – все законы поп-культуры соблюдены – всю мангу так же рисуют, весь рок-н-ролл так играют. А вот взор неуловимо радует - ну, не все же высокая кухня, можно и пирожное с витрины. Вот то розовенькое с кремом. С приторной вишней, по общему рецепту. А вот хочу. Поусмехаешься, понасмехаешься, зато в глубине души вон как точно знаешь – ты и есть Падший Ангел.
И сам себе блеснешь хрустальной слезой. А то и бриллиантовой. В зеркале. В зеркале души. В своем воображении.

А. Кабанель "Падший ангел" )
monpansie: (15)
Не могу пропустить. Это нечто. Что-то, что роняет тебя с ног, и ты вдыхаешь облако восторга – это как передоз кислорода.
Это человек с диковинным, несколько тараканьим и фоново самолетным именем.
Франц Ксавер Мессершмидт (Franz Xaver Messerschmidt). Скульптор, оригинал, галлюцинации, сошел с ума – это сухие факты – существительные и глаголы - биографии или звенья цепи? Взаимосвязь? Любителям рассуждать - непаханное поле и плуг в руки.

Неоклассизицм смеется и кривляется перед вами, показывает вам язык, зевает от скуки, морщится и зажмуривается. Ваше выражение лица - ответное?

Характерные головы.
Великолепно.

7 штук. Без подписей. )
monpansie: (Default)
Все же знаете фавна Барберини? Барберини – это не имя фавна и даже не имя скульптора. И даже варвары - ложная этимология. Это – по временному местожительству – квартировал у кардинала, а потом его переманил герцог – такой ответственный квартиросъемщик! Парень крупный, сонный и непристойный. Сейчас живет в мюнхенской Глиптотеке – ее кульминация, ее цветовое пятно – это как жирная капля цвета фуксии – сразу видно. Видно от самого входа - на фавна можно посмотреть и без билета - но я всячески рекомендую Глиптотеку посетить – прямо учебниковые бесхарактерные возвышенные куросы, ценные гибнущие эгинеты и настолько характерные римские портреты, что даже как-то не по себе – столько лиц столь пристально глядящих - глядящих без глаз - столько немного пугающего внимания из прошлого. Еще - везде отдельно отмечаемый скопированный у греков Мальчик с гусем. Но с другой стороны - а кто из нас не с гусями? - возможная аллегория.

Но возвращаюсь к фавну – в реальности он очень большой, очень красивый и очень сильный. Он, действительно, кажется спящим – он ощущается живым. Ни одна фотографии это не передает. А стоишь рядом – и кажется, что проснется и не знаешь уйти или дождаться. Я два раза возвращалась. Он очень свободный – свобода его биополе.
А непристойность – в глазах смотрящего. В Тихогромовых, например – на второй фотке. Ну, не удержались. Сильно в нас дионисийское начало. Чего уж там.

Ля-ля-фавн!
1 )

Добро пожаловать в Глиптотеку!
2 )

Он строит нам куросы.
3 )

Без рук
4 )

Без ног
5 )

А рисовать умеют!
6 )

Я завью, завью венок мой душистый, Алой лентой из косы, из волнистой,
7 )

"Да ты, мил человек... дурилка картонная".
8 )

Свободу Анжеле Дэвис!
9 )

Древнеримский портрет вируса.
10 )

"Посетитель! Вот нас и трое - с гусем!"
11 )
monpansie: (Любимая песня)
"Вий" – мое программное, кусок души, часть меня, молекула меня, программный файлик, и я все мечтаю и сделаю пост про него.

Но сейчас не про это, сейчас конкретно про тот, "варлеевский" фильм, один в нем момент выброчно. Фильм и сам по себе – не ахти, "Морозко" по Гоголю, лубок - Гоголя, вообще, изобразительно сводили к лубку, к натужной театральности, декламировали во весь голос и воспринимали настолько буквально, что кровь леденела в моих жилах. У интерпретаторов обязательные оселедцы выглядывают даже в большом территориальном и смысловом отдалении от Диканьки, а в карманах всегда спрятаны маковые бублики - на всякий случай. Вернее - на любой.

Но почему они взяли мужика изображать страшную ведьму-старуху?! – он портит и сбивает все окончательно и в самом начале - он - ряженый, он - засланный шпион – нет ни силы, ни страха - бессильный, безвкусный, как изжеванная бумага - он ничего не может – он не изменяет план – а этот момент – момент смены плана, ну же, ну же! Он - какая-то натужная глупость, нелепость, подворотня - кажется, он сейчас начнет глупо ржать и просить граненый стаканчик водки.
monpansie: (15)
Посещение Старой пинакотеки (Die Alte Pinakothek) входило во все планы посещения Мюнхена – от скукоженного до вольготного.
Я прямо предвкушала это посещение.
Поэтому в один прекрасный день мы вышли из-под земли на станции Koenigsplatz.

Если в Дрездене добрые и высококультурные люди во весь дом растянули хлопающее и хлюпающее полотнище с призывной надписью "Картины здесь!", то тут было глухо. И тихо. И вообще рано утром. Но мы хотели видеть картины! У нас был план!

Вокруг, к слову, привольно раскинулись греческие пейзажи с поправкой на умеренно континентальный климат, и, в общем, было довольно просторно. В Мюнхене, вообще, довольно просторно.

За нами были Пропилеи, слева – Глиптотека, справа – Античное собрание, а впереди остро торчал псевдогеипетский дрын.
Пинакотеки не было. Вообще никакой. Даже современной.

Тут - напротив - Пропилеи справа, Античное собрание - напротив. )

Мы отправились на поиски. Искали довольно долго почему-то, но нашли. Кто ищет. А мы же искали!

Пинакотека - такое длинное коричневое здание. В такой длине даже вход терялся, но мы и его нашли.
Вот такооой длины )

Нам как-то случайно повезло и день был воскресный – вход по "рублю" – один евро. Правда, так же примерно "рубль" стоил гардероб, но вещи можно было оставить в кабинках забесплатно, просто кабинки мы поздно заметили. Вообще, к одежде в мюнхенских музеях отношение вольное - в Глиптотеке можно было куртку повесить на общую вешалку на входе и иди себе, обнимай фавна Барберини. Я вешала. Не увели.

В Пинакотеке было много русских-русскоязычных и это неуловимо или уж неумолимо радовало. Вот, правда, было очень приятно. Не шучу.

Еще в Пинакотеке были вот такие лихие лестницы. Я преисполнилась ликованием и любовью к ним и отказывалась подниматься и спускаться как-то иначе и совершенно загоняла Тихогрома.

Лестница якобы )

А еще давали цветные железки-заклепки – по ним определяли, куда тебе можно, а куда нет – мы куда-то прошли не туда, так нам объяснили – "нельзя", но пока объясняли, мы немного посмотрели запретного.

Кафе еще было. Там очень много людей законно вкушали земные плоды до или после духовных.

Все это было помимо картин, конечно.

Меня неумолимо влекли Паумгартнеровский алтарь, загадочно грустный дюреровский автопортрет, меланхоличные и мелкие брейгелевские персонажи, сияющие улыбками гальсовцы, проволокой стесняющий сердце Ботичелли, прячущийся в колышущейся темноте Рембрандт, потусторонний Грюневальд и перекошенные страшноватые недобрые средневековые святые - и еще многое, многое другое. А еще пахеровский зеленый глазозадый черт – очень уж хотелось посмотреть так ли страшен нечистый как его малюют.
Его-то я вам и покажу.

Св. Вольфган и черт )
monpansie: (Default)
В этот раз у меня не поместились дюреровские автопортреты. Пришлось выбирать, увы – в итоге я выбрала Паумгартнеровский алтарь – алтарь со святыми-ландскнехтами и дохлым обескураженным драконом, крохотными венценосными лилипутами-донаторами, расставленными по половому признаку и перспективой из моего сна, но дело еще и в том, что вообще пришлось выбирать. Дюрер ( Albrecht Dürer) – один из самых любимых художников, а выбирать у любимого любимое - даже больно.

Четыре автопортрета – достаточно известные, и я, разумеется, подпишу – что, откуда и когда - я всегда так делаю - я очень нежная, когда люблю.

Тринадцать лет мальчику на рисунке – тринадцать лет художнику. Можете придираться к маленькой ручке, но никогда не сможете к словно надутым щекам – просто детским, и к припухшим губам. Мечтательность и настырность - те самые слова.

1 )
Альбрехт Дюрер. Автопортрет в 13-летнем возрасте. 1484 г. Альбертина, Вена.

Самый любимый автопортрет – безусый, носатый, в смешной красной шапочке-цветке и с цветком же в руках – голым и колючим – символический чертополох - толкуйте, толкователи - нерасцветший, таинственный, дух – не плоть, и ничего неизвестно и все впереди, и он сам не знает, что его ждет, а мы вот – знаем. Хотя мы тут не причем и нам ни к чему - зеваки.

2 )
Альбрехт Дюрер. Автопортрет в 22 года. 1493 г. Лувр, Париж.

Портрет самолюбования - этот самый - "Я - хорош!" - совпадающие по расцветке шапочка, шнурок и рукава, рубашка свежа, а кудри шелковисты, длинны и блестят. Взгляд серьезен только для того, чтобы скрыть несерьезность, хотя тот, который справа от нас – посмотрите сами.
И губы-бутоны, ое. Ну, конечно.

3 )
Альбрехт Дюрер. Автопортрет в 26 лет.1498 г. Музей Прадо, Мадрид.

Последний – знаменитый и расписанный и описанный многократно - нет никаких расшитых рубашек - тяжелый коричнеый мех - и все известно про аллюзии с Христом - но создатели все, так или иначе, боги и страдальцы одновременно – всемогущи и слабы, досягаемы для толпы и бессмертны для нее же - и можно уже обойтись без чертополоха, чтобы сказать об этом.

4 )
Альбрехт Дюрер. Автопортрет в отделанной мехом одежде. 1500 г. Старая Пинакотека, Мюнхен.

Когда ты смотришь на себя в зеркало, кого ты видишь?

Profile

monpansie: (Default)
monpansie

July 2017

S M T W T F S
      1
2345678
9101112 13 1415
16171819202122
23242526272829
3031     

Syndicate

RSS Atom

Style Credit

Expand Cut Tags

No cut tags
Page generated Jul. 25th, 2017 12:36 pm
Powered by Dreamwidth Studios