monpansie: (life)
Нужно запостить что-то душеспасительное. Еду, например.

Когда мы путешествуем, мы иногда, если не забываем, фотографируем эту самую еду, очень часто - чашки кофе – это все идет под кодовым названием "Жизнь удалась" – хотя еда может быть просто какая угодно, хоть бублики с маслом, хоть без масла, а с другой-то стороны и так ясно, что название по приколу - чего уж тут объяснять?

Вот это фото из Оахаки (Мексика) – всякие сладости, манго, соусы – это я накупила, а Тихогром на соус молэ очень ругался и говорил "мура какая". В мешочке – кофе, в коробке с надписью "Соледад" – шоколад, в бутылке с надписью "Мескаль" – мескаль. Сладости и фрукты мы постепенно съели. мескаль, видимо, выпили. А гусеницу сожрали! Бвахаха.
1 )

Вот этот натюрморт из Сан Кристобаля де лас Касас (Мексика же) – калач, стало быть, сахарный, папайя (явно оахакская осталась) и бутылка текилы – вот, вообще, не помню, как мы ее покупали – помню только, что Рамон говорит нам, зеленым, так сказать, щенкам – мол, Ольмека всякая, это фигня, а вот Хосе Куэрво (эспесьяль)– вещь! А лимоном с солью ублажаются только малограмотные – это для того чтобы отбить вкус-запах дешевки, и мы сразу поверили Рамону. И, получается, купили текилу Хосе Куэрво. А больше ничего не помню. Ну… должно быть, мы ее выпили.
2 )

А вот это мы завтракали в Сьемприпе (Камбоджа) – вышли из отеля (в который полвторого ночи нас привез добрый и ушлый туктукер), огляделись и вошли в какую-то едальню - рядом было еще родео какое-то и кони - раздолье. А еще чуть дальше казино. Хвала казино! Но про казино как-нибудь в другой раз расскажу. Ну, омлетище, масло, багетища, кофе - и все стоило два доллара. Вот это было мощно! Два доллара! На двоих! Надо сказать, что так вкусно, как в Камбодже, я не ела нигде, безотносительно двух долларов. Ну, просто ужас как вкусно! Кстати, с багетами там тоже была забавная история, но про нее тоже как-нибудь в другой раз.
3 )

А вот этот натюрморт – оттуда же. Как раз после того как мы поели в каком-то их центральном кафе (распревкусно!) и страшно повеселели и накупили всякой чепухи – печенек каких-то, пива – из за названия "Ангкор"! Ну, "Асахи" – потому что Тихогром говорит – Тут Асахи японский по доллару – будешь? А я говорю – буду.
И вот этих рыб на палочке – мы их даже пытались есть. Но что-то, вроде, или уж сытые были или уронили их.А еще вот эти – мы их называли "ежики" – змеиный фрукт - мы ими все пальцы исцарапали – но они невероятно вкусные! Мы их все съели и очень жалели, что мало взяли – а ведь брать не хотели. Нам их продавцы предложили попробовать - такие милейшие люди! – и так мило поклонились, а мы им - по аналогии - до сих пор помню, какие они были милые.
4 )

Вот. А это у нас в номере висело - правила отеля. Видите, проституция запрещена и вообще - кругом королевство!
Но нам, короче, очень нравился верхний узорчатый вариант – мы его читали. Как хотели так и читали.
А утром в наш отель пришел настоящий Санзо буддийский монах, почитал сутру хозяевам - или что там и ему дали пожертвование. Вот это было круто!
5 )
monpansie: (life)
Запощу с утра редкую и одинокую фоточку. Нет! - две! Это в Танзании, в Тарангире. У нас было лето – у них зима – перевертыши. Все такое бесконечное, бледненькое, горизонт у них шире нашего, а небо ниже – чуть не по макушке елозит. По утрам холодно, особенно в горах, но Тарангире - это не горы, это равнина с баобабами - я мечтала обнять баобаб. Хотя бы приобнять. А это слон. Мы обедали а слон пил – он засовывал хобот в какую-то ямку в земле и долго, вдумчиво, непрерывно пил, пил, пил. Я думала он просто задумался, тупит даже, а он пил – был занят делом.

Две фотки )
monpansie: (15)
Посещение Старой пинакотеки (Die Alte Pinakothek) входило во все планы посещения Мюнхена – от скукоженного до вольготного.
Я прямо предвкушала это посещение.
Поэтому в один прекрасный день мы вышли из-под земли на станции Koenigsplatz.

Если в Дрездене добрые и высококультурные люди во весь дом растянули хлопающее и хлюпающее полотнище с призывной надписью "Картины здесь!", то тут было глухо. И тихо. И вообще рано утром. Но мы хотели видеть картины! У нас был план!

Вокруг, к слову, привольно раскинулись греческие пейзажи с поправкой на умеренно континентальный климат, и, в общем, было довольно просторно. В Мюнхене, вообще, довольно просторно.

За нами были Пропилеи, слева – Глиптотека, справа – Античное собрание, а впереди остро торчал псевдогеипетский дрын.
Пинакотеки не было. Вообще никакой. Даже современной.

Тут - напротив - Пропилеи справа, Античное собрание - напротив. )

Мы отправились на поиски. Искали довольно долго почему-то, но нашли. Кто ищет. А мы же искали!

Пинакотека - такое длинное коричневое здание. В такой длине даже вход терялся, но мы и его нашли.
Вот такооой длины )

Нам как-то случайно повезло и день был воскресный – вход по "рублю" – один евро. Правда, так же примерно "рубль" стоил гардероб, но вещи можно было оставить в кабинках забесплатно, просто кабинки мы поздно заметили. Вообще, к одежде в мюнхенских музеях отношение вольное - в Глиптотеке можно было куртку повесить на общую вешалку на входе и иди себе, обнимай фавна Барберини. Я вешала. Не увели.

В Пинакотеке было много русских-русскоязычных и это неуловимо или уж неумолимо радовало. Вот, правда, было очень приятно. Не шучу.

Еще в Пинакотеке были вот такие лихие лестницы. Я преисполнилась ликованием и любовью к ним и отказывалась подниматься и спускаться как-то иначе и совершенно загоняла Тихогрома.

Лестница якобы )

А еще давали цветные железки-заклепки – по ним определяли, куда тебе можно, а куда нет – мы куда-то прошли не туда, так нам объяснили – "нельзя", но пока объясняли, мы немного посмотрели запретного.

Кафе еще было. Там очень много людей законно вкушали земные плоды до или после духовных.

Все это было помимо картин, конечно.

Меня неумолимо влекли Паумгартнеровский алтарь, загадочно грустный дюреровский автопортрет, меланхоличные и мелкие брейгелевские персонажи, сияющие улыбками гальсовцы, проволокой стесняющий сердце Ботичелли, прячущийся в колышущейся темноте Рембрандт, потусторонний Грюневальд и перекошенные страшноватые недобрые средневековые святые - и еще многое, многое другое. А еще пахеровский зеленый глазозадый черт – очень уж хотелось посмотреть так ли страшен нечистый как его малюют.
Его-то я вам и покажу.

Св. Вольфган и черт )
monpansie: (life)
Тихогромский рассказывал, как мы купались в сеноте, забитом мордастыми сытыми сомиками – покажу пару фоток.
В сенотах раньше топили могучих юношей и прекрасных девушек, а потом традиция или подзабылась или кончились подходящая по стандарту молодежь – ну, вот в Священном Сеноте в Чичен-Ице очень топили - оттуда много достали сокровищ и костей - и много осталось еще! - но туда купаться не пускают – Юнеско! - а в этот, Ik-Kil – пускают. То, что пускают очень кстати, кстати, ибо как только попадаешь в тропический климат, все время ходишь несколько в полуобмороке – перманентная влажная баня, от любого плевка мгновенно зарождается стегозавр - и купание в пресной воде хоть слегка, но освежает.
Ик Киль – подземное озеро, глубина - как нам сказали - метров шестьдесят, и от самого озера до поверхности земли еще метров тридцать - агаа?!! - спускаешься по специальной таинственной дорожке – такая воронка. Сверху свисают лианы, корни, любопытствующие, а в толще воды якобы замерли прорвы сомиков. Ну и людишки плещутся.

Вот это таинственный спуск, он вообще мокрый, и поэтому надо идти осторожно, чтобы не навернуться, можно было бы «залить горку» и вниз оперативно съезжать на санках - но природные условия не те, сами понимаете. Не позволяют.
1 )

Тут видно как свисает растительность и цвет водоема - Синюшкин колодец - и все это, конечно, распрекрасно и удивительно.

2 )
3 )

Это внизу – довольно мрачно и прохладно и неуютно, сверху сочится солнышко, а в воде поджидают нас рыбехи – вот эти черные черточки и есть жирные сомики – они вполне рослые и зажиточные на вид - именно они так отвратили Тихогромского от водных процедур - но сенотская плотва совершенно равнодушна к людям. Вода прозрачная - правда, не на все 60 метров – внизу синева сгущается до состояния ультрамариновой бездны.

4 )
5 )

В воде купались храбрые людишки, я тоже поплавала с большим удовольствием - туда-обратно, на спинке, хей, а Тихогромский сначала плавал и орал "Уйдите, проклятые рыбы!", а потом со словами "Ну его нахрен, глубоко, на психику давит, нервы ни к черту" - и вовсе вылез. А я ничего. Да и посвежело.
monpansie: (life)
Тихогромский рассказал про сомов в сеноте, надо бы картинку рыбных мест показать, но у меня под рукой нет, потом покажу, а сейчас покажу другую – это в Дар-эс-Саламе – вообще, фоток из Дара у меня мало – кажется, мы опасались фотографировать – может, и зря. Гулять мы все-таки пошли – гуляли исключительно по прямым линиям, очень запоминая ориентиры - в основном мебельные магазины. Через какое-то время мы нашли рынок и купили там какие-то фрукты – виноград, что ли - мы все время покупаем виноград в разных странах – сравниваем - и вот вкуснее такого плотного зеленого длинного винограда, полупрозрачного, холодного даже в тридцатиградусную жару, который мы ели в итальянской провинции ничего не было – мы его купили у серьезного дедушки-производителя с фургончика, а вот во Вьетнаме виноград невкусный, зато бананы там супер – мелкие дробные бананчики, хотя оахакские – еще лучше - но про еду это отдельно писать. Рынок был не особо маленький – между домов, в переулке - мрачноватый такой, крытый – деревянные прилавки, деревянная крыша, деревянные столбы-подпорки - в самой глубине вообще потемки - там все продавали – орехи, зерно, рыбу, мясо, фрукты, бамию – она прикольная! - очень мне нравится внешне - я предложила купить бамию, но Тихогромский отказался – ретроград. "Что ты с ней будешь делать?" Я ею буду любоваться!
Рядом с рынком был городской парк и там был концерт - пела - женщина и стучали в барабаны – мужчины, у кого был билет – заходили и приникали к источнику прекрасного непосредственно, а остальные подпирали забор и слушали снаружи - опосредованно. Мы пока гуляли тоже слушали. Время шло к шести часам – было малолюдно и мусорно и пыльный ветер. Потом - обратно в отель. И вот тут из дома, который на фото - вот этот желтый темпл - или откуда-то рядом с ним, вышла веселая процессия – люди танцевали, пели, улыбались во весь рот - мы подумали – праздник! вау! свадьба! - даже невесту поискали, но тут увидели что люди что-то несут на носилках– замотанное в полосы белой ткани – по всему, это был покойничек - а у нас был когнитивный диссонанс – ликующие люди и похороны. Сначала мы решили, что это такой обычай, и в Танзании на похоронах рвут баяны в обязательном порядке, но через несколько дней, где-то в районе Аруши, мы видели точно такую же процессию с замотанным покойником на носилках, и люди шли рядом мрачные и даже какие-то ожесточенные. Так что не знаю – что это было.

Дар-эс-Салам. Картинка. )
monpansie: (sb1)
Он, знаете, сидел на обочине и что-то ел – орех какой-то, наверное – ел с аппетитом, помогал себе ногой даже - а иногда поворачивал к нам свою морду-галошу и посматривал маленькими внимательными настороженными глазками. Потом снова ел. Было утро, очень холодное зимнее июньское африканское утро - у меня нос замерз, у меня пальцы замерзли - я пыталась руки засунуть в карманы, но бестолку, еще я надела капюшон и даже завязала веревочки под подбородком и это меня очень смешило, а вообще было неудобно, потому что волосы щекотали и на лоб давило.

обезьян
monpansie: (Default)
На самом деле я очень люблю процесс изменения, хотя результат изменения я люблю все-таки больше – это единственное исключение из почти правила. Когда все не просто встает с ног на голову – нет – все просто меняется местами, и ты не знаешь, где твои представления, где твои убеждения, где мыло, а где спички. Изменения произошли и они наблюдаются даже невооруженным глазом и самим носителем, хотя и сопровождались витиеватой нехарактерной для отпускного периода надписью на белом песке острова Занзибар – «я – сердечко – Россия». Дело не в чистоте и новизне простыней, не в исцарапанной левой коленке и ужаленной актинией правой, не детсадовской девичьей радости от того, что «черт подери, я это делаю!» и истечением адреналина из ноздрей и гордости собой из ушей, дело не в слоне около твоей палатки и трех взрослых львах около твоего туалета и не в сабвуферных бегемотах и даже не в возможности литературно, эдак по жюльверновски воскликнуть "Африка, экваториальная Африка!". Дело в другом.
Нск – Мск – Танзания – Занзибар – Мск – Нск.
Мирумир.

Фоточки )
monpansie: (Default)
До Китая пешком нам гораздо ближе, чем другому населению необъятной родины, хотя, конечно, не так близко как иркутчанам и читинцам, но все-таки – четыре часа и мы там. Ну, не пешком. Ну, аэротранспортом.
В Пекине прохладно - то плюс шесть и яркосолнечно днем, то минус пять – ночью. Снега нет, а достопримечательностей навалом – посмотри их все и считай себя героем одноименного фильма – ты заслужил! – можно выпросить медаль — есть за что. Разбиты на глиняные черепки фарфоровые вазы заблуждения насчет роста китайцев – были и почти двухметровые, а значит, и Фей-Рапунцель условно реален — с поправкой на разрез глаз. Еда вкусная и острая, вино невкусное и сладкое — как разбавленное айвовое варенье, а на китайский совиньон мы не решились. Кофе только в сетевых кофейнях, сыр не едят, хотя изредка продают, клубника дешевая, грейпфруты чищеные, утки в ассортименте - с шеей и клювом, а еще утиные головы продают как леденцы на палочках - высосать ей мозг и понимать язык водоплавающих птиц? - но мы не покупали, зато куплены из любопытства черные яйца в белый морозный узор – пахнущие аммиаком до выведения из обморока - вполне вкусные, нормально. Метро по десять рублей, вход на Китайскую стену – по двести рублей, а шквальный ветер бонусом – в довесок – такого ветра я не видывала за всю жизнь - ни разу! никогда! - мы вышли из поезда и в изумлении от движения воздушных масс хором произнесли непроизносимое в приличном обществе, и нас тут же отдуло на пятнадцать метров - за грязноротость - но нас не сломить, хаха!

В зоопарке слоны, жирафы и носороги, а еще бурый медведь и его анекдотический антипод - гималайский, но главное — малая, а еще главнее - большая! - панда – невыносимой кавайности и массовой повальности от кавайности животное – когда оно передвигалось, люди визжали так, что рок-звезды завистливо обкусывали себе отросшие ногти и шершавые локти и откладывали деньги на черное болеро.

Запретный Город, про который Тихогром сказал, что цены бы ему не было с такой высокой художественной ценностью - ну, если бы еще хот-доги продавали - огромный, красивый и золоченый - мы там убедительно озябли, и вид новых смотрибельных изукрашенных нычек вызывал у нас расстроенный тоскующий вопль –" ООО, вот еще сокровищааа!", Алтарь неба с призами и секретами вроде Стены Эха, пространства, спокойствия и можжевельника, Парк Бейхай – огромный, холодный - внутри замерзшее озеро, а внутри замерзшего озера - Нефритовый остров с белой ступой посредине и подземной монашеской пещерой неподалеку — мы лазили - там тесно, холодно и куча разукрашенных стоиков взирает на тебя с разными эмоциями.

И если во Вьетнаме мир делится на Азию и Париж, то в Китае мир делится на Китай и Японию и других стран в мире нет.
Ну, а мы с первого дня обзывались на друг друга "круглоглазый". Ну — и до последнего.

(Фотографий получилось много. Ну, так вот получилось))

1. Дворец ламы. Вернее, его территория - помещений там очень много, а в последнем стоит огромный тридцатиметровый сандаловый Будда - такой, брат, огромный Будда! Но Будду нельзя фотографировать.
1 )

2. Китайцы воскуряют ароматические палочки мешками и букетами.
2 )

3. Там же . На территории.
2 )

4. Запретный Город снаружи.
Снаружи )

5. И внутри.
Внутри )

6. Их Тихогром называл нежно - "белочки".
Белочки )

7. Шапка моя, шапку не занимать!
Моя шапка )

8. Эти штуковины носили на парадах для украшения. Я хотела спереть одну. Но не выбрала - какую. По-хорошему, можно было брать любую - ходили бы уже потом с такой вот. По городу. Надсажались. Щас-то что уже - поздно - перерефлексировала.
Парадные штуковины )

9. Милый, правда?
? )

10. Сон панды рождает кавайных чудовищ.
Гуру кавая )

11. Алтарь Неба.
1 )

12. Поближе.
2 )

13. Декоративно-прикладное искусство - визуальное пиршество.
3 )

13. Мне очень нравится этот мост. Я его прошла несколько раз туда-сюда - так он мне понравился!
Мост )

14. Парк Бейхай.
Последовательно )

15. Крутые лестницы и нарядные избушки.
сабж )

16. ОНА. Великая и Китайская.
ВКС )

17. И компот - китаеобразный толстяк, лукошко с едой и - угадай кто? - наши прямые наставники и предшественники, вот кто! - этот плакат висел недалеко от нашего тамошнего местожительства. Ну и радовал нас. Чего уж.

Компот )

Пара

Sep. 24th, 2010 11:27 am
monpansie: (Default)
Просто пара фотографий. Хочу постить фотографии. Эта пара не несет в себе ничего особенно особенного – просто она почему-то есть у меня на рабочем винте - сама удивляюсь.

Это улица Фам Гу Ляо, Хошимин. Мы тут жили – там все живут. Мы приехали туда вечером, одержав фееричную победу над жадным таксистом. Там есть кафе с инетом – пароль аристократично пишут вам на бумажной салфетке - и сильной проходимостью, ненастоящие пиццерии и бары с ненастоящими коктейлями Текила Санрайз, бродят банды туристов с разросшимися рюкзаками, монахи и проститутки, и гнездится куча мелких отельчиков – в трех из них мы жили – мы переезжали каждый день – развлекались. А еще сильно пахнет супом фо – мы ели суп фо неоднократно. Утром хошиминцы делают пассы в парке напротив - а утром выходного дня весело поют детьми - а еще пьют кока-колу со льдом и тоже едят суп фо – как мы.
Спешиал! Ай лайк ит! - лихая проводка – предмет моего экстаза и поклонения, я фанат вьтнамской проводки – отныне. И присно.
Фам Гу Ляо - для погуляо )

А это монастырь Монсеррат, Каталония. Он стоит на горе. Туда возят туристов по умеренному серпантину, а потом еще тянут на веревке в вагончиках. Сверху видишь, что Каталонию заполонили игрушечные машинки и непонятные геометрические точки. После серпантина некоторые туристы болеют организмом, не едят ужин и не пьют сухое красное. Там есть желанная для поклонников и паломников Черная Мадонна и к ней ведет огромная очередь - очередь мы отстояли. Еще там есть музей с полотнами Эль Греко и Пикассо, мы туда тоже пошли - и точно! - там был целая одна(!) картина Эль Греко! В монастыре мы - как истинные истовые туристы - купили вкусный-превкусный травяной ликер, инжирное варенье и шоколад в плитках - его можно было варить, но я постепенно съела и так, без тепловой обработки. Ну и фарфоровый колокольчик со стилизованными ангелочками. Он маленький и приятно брякает.
Монсеррат )

Итыс

Jun. 11th, 2010 03:45 pm
monpansie: (Default)
Давайте, хвастайтесь погодой! У нас плюсовые 25, ветер, солнце - идеальное сочетание - хотя, конечно, сухо, ибо море у нас есть, но оно искусственное и пресное - суррогат моря - нет вот этого незабываемого соленого йодного запаха и отплывающих от берегов белопарусных бригантин в виде романтичных нефтеналивных танкеров.

Однажды в Стамбуле мы мирно гуляли по набережной и удивлялись чайкам ростом с щенков алабая и тому, что щенки алабая летают - и вдруг на горизонте замаячило нечто. Это нечто было на огромных слоновьих ногах, слоновьи ноги были погружены в Босфор, но слон был перевернутый - сверху на ногах мастодонта лежала огромная платформа и оттуда потоком лилась какая-то вода - сам слон был под водой и его не было видно - но именно он трубил, создавая слоновий трубный звук - удесятеренный двигателями внутреннего сгорания, волны Черного моря и первобытный ужас.

- О сияющий друг мой! – воскликнула я – мне кажется, вчера эта платформа была в другом месте. Мне кажется, она движется, да не ошибусь я в своих наиточнейших расчетах!
- Нет, драгоценнейший алмаз моего сердца! – воскликнул мой друг – Не может эта дура двигаться! - И тут же в страшном ужасе заорал – Она движется!
"Дура", точно, двигалась – довольно быстро, плеща водой во все стороны словно поп кадилом и устрашая возможным апокалипсисом - как примитивные народы, мы немедленно чуть не попадали на асфальт и очень развеселили местных жителей - дедушек с калачами и каштанами.
- Что это было? – спросил Тихогром, когда проехал подводный слон.
- Это. – сказала я туманно, аппелируя к бессознательному.

Дрожь унялась, но загадочное млекопитающее не давал нам покоя.
- Я хочу знать, что это такое. Что это было. - сказал Тихогром. - Я узнаю. Я буду упорен в добывании знаний. Я не сдамся! Нет! Я задам вопрос Гуглу.
- Как ты задашь вопрос Гуглу? - задала я вопрос другу.
- Так - сказал Тихогром и задал вопрос Гуглу - Платформа едет под водой!
Дикий вопрос канул в интернетную базу данных как в бездну.
Но позже из бездны донеслось: Полупогружная буровая платформа! - ну, и немного сатанинского смеха для порядку.

И вот ее нечеткий портрет.

ПБП )
monpansie: (Default)
О, запощу-ка я фотку по рэндомайзеру!
Вот знаете такие стручки - на акации, такие маленькие, меньше мизинца, тоненькие зеленые лепешки, их еще называют дурацким словом "пикульки", их надо как-то там оборвать-почистить-отщипнуть и потом можно издавать душераздирающий такой надсадный звук разной высоты в узком диапазоне - типа, пищать. Дивно просто.
А в Мексике - вот такие "пикульки", я как увидела, помню, дар речи потеряла - это ж надо! это же какая роскошь! - все просила Тихогромского сделать мне дудку - Сделай, говорю! Одну штуку! Я немножко попищу! Я недолго! Клянусь - недолго! - очень жаждала издать трубный глас.
Пикулька! )
monpansie: (Default)
Когда мы были в Оахаке (Оахака-де Хуарес - ну, Хуарес он есть Хуарес — голова!), там была Гелагеца — это такой праздник - ликующие местные народы выходят на неширокие улицы одноэтажных городов— малоэтажность - ибо трясет. Под ногами чавкали перезрелые манго — они падали прямо с деревьев, здоровые такие манго, удушающе приятно пахнут, из церкви выходили новенькие бакалавры в неновых мешковатых одеяниях и туфлях не по размеру. Вокруг Сокало (Zocalo)— это центральная площадь - народы ликовали настойчивей - кричали песни про Че-команданте-Гевару, плясали танцы и с наступлением темноты не против были подраться, мескаль в лавках стоил сто песо (рублей триста) за здоровую бутылку с кисточками и был сильно в ассортименте, на рынке продавались незабываемые персики и невиданный, но сразу же купленный маймей, а также вовсе что-то необъяснимое на вид и непроизносимое на язык - а еще жареные кузнечики разной величины стаканами — как у нас семечки — чем крупнее, тем дороже! - с ножками! - а еще такие мелкие сливы неотличимые от ранеток на вид - местные брали их в газетные кульки и с удовольствием плевались косточками. На самой площади стояли индейские народные избы вигвам с сувенирами — шнурками, горшками, свистульками и белыми рубашками, а в середине бунтовали коммунисты - там-то и была одна вещь, которую я совершенно не ожидала там увидеть - а никто бы не ожидал! Вот эта ) Особенно мне понравились имена - народное и близкое Хосе и какое-то алхимическое V.I. - как номер, как криптограмма, честное слово — некий неведомый шифр. А еще там продавали кукурузу — я уже писала — прямо с тележек - вареная молочная кукуруза, в нее втыкают палочку, мажут майонезом, обваливают в тертом сыре, поливают лаймом, посыпают красным перцем — очень вкусно! - стоит десять песо в честь праздника, восемь в обычный день.
У нас был странный двухэтажный колониальный отельчик с коваными кроватями и зеркалами в кованых рамах, в шкафу жили привидения, окно было узкое как бойница, ели мы в патио при свечах под открытым небом - просто квадратный кусок неба сверху — если идет дождь — натягивают брезент, но дождя не было, а были только звезды — темнеет там сразу, рано, без всяких сумерек — раз и все.
monpansie: (Default)
Это было первое утро в Мексике и в Мехико. Вид из окна.
Мы прилетели вечером, в девять – на улице кромешная тьма – в девять вечера летом!! – взяли желтое такси – таксист выхватил наши чемоданы - ехали по странному городу – сначала - низенькие дома с плоскими крышами и спящими собаками, и огромная оборванная, хлопающая реклама на щитах, и пыльные пальмы на обочинеи изодранные предвыборные плакаты, а потом - дикие небоскребы, невиданными какие-то скульптуры и чуднЫе скамейки - центр. А потом мы влетели в наш номер и орали друг другу – «Тихогром, ты понимаешь мы в Мексике!» - « Монпансье, ты понимаешь, мы в Мексике!» и хохотали и визжали и прыгали по кроватям, а потом захотели есть, ужасно просто, а идти куда-то не было сил - вообще, а из еды у нас были только немецкие марципаны, купленные в дьюти-фри из-за попсового металлического чемоданчика и какие-то сухостойные финские крекеры, а еще у нас был кипятильник и чай и диковинный круглый переходник путешественника – на все страны, на все вилки. В Мексике напряжение в сети 110 вольт – и вода кипятится годами. Но сначала вилка кипятильника не влезла в переходник, и мы запечалились было голодной тоской, а потом я увидела, что там, в переходнике какие-то перегородки и именно они-то и мешают! - эврика! - и маникюрными ножницами мы по-очереди отколупывали эти перегородки и отколупали, а потом увидели чайник на столе и долго смеялись.
Мы устали так, что казалось только увидим кровать сразу уснем – от одного ее вида, но черта с два! - мы честно наелись марципанов, выпили чай, долго трепались и только потом вырубились – потому что уже тошнило и мир кривился.
...Я проснулась ровно в три часа ночи. Хлестал жуткий ливень, в руку толщиной. Просто струи воды с неба. Небо бесконечно высокое, беконечно черное, а еще мигал какой-то странный свет за домами. «Сезон дождей» – тоскливо думала я, прислонившись лбом к огромному стеклу - Сезон дождей. Дождь. Дождь.» Дождь шел, шел, шел и лужи блестели и редкие машины проезжали, разбрызгивая воду, а потом перестал и взошло солнце.
вид из окна )
А это у них на центральной площади - все вместе - кафедральный собор, дворец президента и Теночтитлан. Я называю это after dark)
Кусочек Теночтитлана )
monpansie: (Default)
Когда мы были в Монте-Альбане – это над Оахакой, высоко в горах, а сама Оахака уже высоко в горах – то есть это высоко-высоко в горах, да – раннее утро, туман и даже прохладно, и мокрые кусты и мокрая трава, и можно снять босоножки и ходить босиком по этой мокрой траве, и это невыносимо приятно, и можно найти огромную кривую шишку, и можно трогать камни прямо ладонями - они холодные, мокрые, неровные - и залезать на них, боясь поскользнуться, и можно нюхать какие-то неестественных оттенков цветы - а они не пахнут, почти совсем... а облака у тебя под ногами, если стоять на краю пропасти и... И еще - ты счастлив.
Так вот, как во всяком приличном археологическом индейском комплексе, там был камень для жертвоприношения – сапотеки, намаявшись от засухи и кукурузного неурожая, находили подходящего нестроптивого претендента, давали ему напоследок чего-нить пожевать или выпить - за здравие и за упокой в комплекте, и пока сытый и пьяный нестроптивец выяснял у Мескалито разные важные подробности касательно иной системы координат, соплеменники быстро его свежевали – прямо на этом камне, дадада, посвящая гражданина непосредственно г-ну Косихо Питао, и намекая разделанным гражданином насчет дождя там, кукурузы и вообще – по хозяйству.
По пирамидам ходили еще двое незнакомцев и с нездоровым удовольствием косплеили жертву недорода. С Мескалито они - возможно -вполне! - пообщались накануне, но точно сказать нельзя - это, скорее всего, тайна.
Human sacrifice )
Не знаю, как там у них в итоге все прошло, хотя с кукурузой в Мексике перебоев нет, так что - вывод прозрачен и очевиден и невариативен. Нормально прошло, думается мне. Правда же, это хорошо, да? Правда ведь?
monpansie: (Default)
В мультфильме Flushed away, полном предметов заменителей, развивающих мелкую моторику рук и воображение предполагаемого смотрящего, один трехмерный одинокий жук читал "Превращение" Кафки — полторы секунды экранного времени - и мульфильм получил зачет по наличию настоящего блескучего рубинчика в пластиковых бусах — нам везет! - ведь предполагаемый смотрящий вряд ли это оценит — по причине ограничений по возрасту - и получит только бижутерию.
Нуу, я решила запостить еще одну редкую и одинокую фотографию, а это было введение в суть дела. Однажды в Праге, пару раз обогнув замок на горе и уморившись от этого процесса , мы случайно завернули за угол и увидели то, что будет под катом — ааа ну вы все знаете, знаете! если были в Праге или по какой то причине неравнодушны к Кафке - то вы туда придете специально, а мы забрели туда случайно. Два зеленоватых гражданина стояли друг напротив друга, занятые важным и неотложным делом — один гражданин стоял смирно, а второй вихлялся — как-то частично - неестественно вращая бедрами по полуокружности и небедрами по вертикали - потом я узнала, что геометрично вихляться должны были оба — но одного, видать заело или засмущался или сельский врач- уролог запретил излишества. Особенно развлекало наличие в этом интерьере интеллигентного на вид лица Франца так же дважды повторенного в интерьере. Элемент двоичности, хей-хоп! Второй смысл!
Двоичность )
monpansie: (Default)
Знаете, что? Иногда я буду постить редкие и одинокие фотографии ни о чем, например, из путешествий – вопрос не их художественной ценности - вопрос ощущения.
Я не буду их редактировать – пусть они пересвеченные там, где палило солнце, серые или из одних теней где-нибудь в подвале, смазанные, сделанные впопыхах, программные, левые, с кривой композицией, диким углом обзора да плюс цветопокалеченные фотобакетом - но иногда, кстати, даже нормальные – мне они и нужны такие - так я это помню – солнце или туман, мурашки по коже, дождь, выцветшее небо, серые волны, истоптанный песок, ветер, витрина кондитерского магазина с кучей конфетных жестяных банок под винтаж и коробок с печеньем – нас там угостили плоским мятным печеньем - я до сих пор могу воспроизвести его вкус на языке - или дикая рожа водостока-горгульи.
Я думала, какую фотку запостить первой – долго смотрела на Париж, такой неровный, неблагонадежный – весь город как укус мелкими зубами - но запощу эту – это Парк Гуэль, конечно же – вид с той самой длиннющей скамейки – она похожа на тритона - мозаика из осколков - второй ярус, самый популярный, там всегда много народу – на скамейке стоишь на коленях, когда фотографируешь. Это утро, часов десять – солнце , жарко, от жары воздух колышется и даже какой-то туман – в Барселоне засуха и отключили воду в фонтанчиках.
Вот вам и домик привратника и зогеннант служебное помещение – внутри тесно, узенькая лестница и магазинчики с сувенирами и пахнет пылью.
А дальше, слева – дальше – в город - за красными многоэтажками - в тумане два как бы конуса – не по центру! -Слева! между ними подъемные краны – это Саграда Фамилия! Ооо! А еще дальше – его не видно – синее бесконечное море – воплощение тоски по странствиям, простите мне мой детсадовский пафос.
Гуэль )

Profile

monpansie: (Default)
monpansie

July 2017

S M T W T F S
      1
2345678
9101112 13 1415
16171819202122
232425 26 272829
30 31     

Syndicate

RSS Atom

Style Credit

Expand Cut Tags

No cut tags
Page generated Sep. 19th, 2017 01:32 pm
Powered by Dreamwidth Studios