monpansie: (Default)
Случайно наткнулась – мне очень нравилось это произведение в детстве. Вода лилась, песок сыпался – время, дожди, снег, смена караула, зимний Орион в полнеба, новые божки, новый вкус, дорога как синенькие вены под бледной декабрьской кожей - я даже забыла его, куда-то закатилось ощущение, а тут наткнулась - и вспомнилось. Тем же, так же - желтым, пустынным и личным - и до сих пор нравится. Оказывается. Да.

Вермеер )
monpansie: (Любимая песня)
Это самая страшная картина в мире. До холодных рук и тошноты.
А ведь Климт мне, для меня не левый, но не родной - на внешней орбите желтой зведочкой – впыхивает и радует и впечатляет, великолепен, сочится золотом, его эскизы – нечто невероятное, просто при ближайшем рассмотрении – как будто разная группа крови - какая-то мелкая соринка-клеточка-белок не допускает его в организм для полного слияния.
Но эта картина гениальна по максимуму.
Расстояние и шаги - движение - вертикальное, струящееся справа, горизонтальное, покадровое слева - это не надо писать, я просто поясняю, хотя это вырвать кусок из середины - но нужно уловить именно движение, не пропустить именно его.

Смерть такая жалкая, жадная, отстраненная, голодная, завистливая. Приближается.

Жизнь и смерть )
monpansie: (monpansie)
Если что - Алекс Грей (Alex Grey) делал обложку для нирвановского (Nirvana) In Utero ), это не самая моя любимая обложка, чего уж - а из производных In Utero я люблю клип Heart-Shaped Boxс – как-то в детстве он, непринужденно не улыбаясь, разрушил мне психику до основания, а затем преследовал в кошмарах – хотя, скорее всего, мои кошмары просто проявились в этом клипе – вспомнились и зашевелились - о-н-о! - проявитель-закрепитель – у вас в семье был любитель любительской фотографии и допотопных девайсов? – проявитель – волшебный эликсир, правда.

Но сейчас про Грея – некоторые его работы мне нравятся до, нет не до дрожи - до совпадения, наложения - подгонка под рисунок, выкройка, если ушить здесь - я могу это носить – наверное, они тоже проявляют кошмары? Общеизвестны греевские прозрачные тела, и синие вены, и красные капилляры, макраме из мышц, ковры из глаз - разноцветные рентгеновские снимки - но это я не буду постить - посмотрите, если захотите - сегодня отдельно глазное дно – день окулиста.
Глаза -вход, глаза-выход. Глаза-рот.
Мне нравится выражение глаз на его работах – это эвфемизм – там нет выражение, мне вообще нравятся глаза, мне нравится, когда глаз много и видение Изекииля всегда казалось самым крутым – не смыслом – настроением и построением траспортных средств.
Проверка зрения )

Мне не особо-то нравится этот рисунок - дурно пахнет глазуновым и наборами открыток "по искусству", а вот посыл правильный.
П-р-а-в-и-л-ь-н-ы-й - проявляется.
Свой глазок )
monpansie: (monpansie)
Новое, неожиданно найденное впечатление и необходимое ощущение – и редкость и радость - мое! и еще, еще, пожалуйста, добавки! вот тарелка, ложка своя, спасибо - Хорхе Марин (Jorge Marin) – мексиканец, скульптор.

Мне нравится положение тел у его фигур, их рискованное взаимодействие с пространством, набор поз и неявный невербальный посыл - ну, есть и с явным, но недосказанность мне милее. Бронза - тяжелая и громоздкая и конструкции провоцирующие, со смещенным центром, неустойчивые, напрягающие - но веса нет – есть торжествующее усилие тела, напряжение мышц, ловкость акробата, маска-загадка, а не свойства материала.

Мне очень – больше всего? - нравится вот эта – Эквилибрист - не нашла в большем разрешении, только такой жалостный огрызок – у Марина есть похожие на нее, у Марина свой геометрический набор – дырявый, сквозной куб, налитой шар и треугольник носа-псевдомаски дзанни – никакой это не дзанни - привязанный птичий клюв – ворон-трикстер. Еще есть шлем авиатора - иногда, но часто, ха - не лишний ли? – нет – этот играет в авиатора и внешние признаки должны быть соблюдены при всем нарушении правил - иначе не считается! И вот тут это набор и положение тела – в самом нужном сочетании. Конструкция максимально неусточивая, она не может держать носатого ангела-гимнаста-трюкача - и он не может на ней удержаться – но! - у него есть крылья.
На уровне ощущений – ты нашел себя и положение в пространстве, которое тебе почему-то кажется ...удобным? Неет. Не так. Не в удобстве дело. То, которое позволяет задействовать крылья.

jm9

Еще 9 примеров )
monpansie: (sb1)
Одной из самых любимых книжек в детстве были Приключения Одиссея - адаптированный вариант-пересказ для малолетних, конечно же – могучее гомеровское в том возрасте я могла только попытаться прочитать – но не воспринять. Некоторые вещи иногда везет увидеть, услышать, прочесть во время безопытности, в условный золотой век с условными золотыми ценностями – неделание от незнания, яблочко висит на ветке, скабрезный уж не смотрит тебе в глаза, а огненнокрылые не попрекают аппетитом - иногда эти сокровища превращаются в пыль, но можно – можно! - насобирать на приличное ожерелье - но тогда, там, в этом для тебя - мир, а не выводы. Одиссей куда-то плыл, с ним что-то случалось - интересное, новое, вне схемы "баба-яга-кощей-пиво по усам "- лестригоны, лотофаги, мужчины, превращенные в свиней, запретное пиршество, кошмарный одноглазый циклоп-людоед, вызванная тень прорицателя – приманили на кровь, и заключительная загадочная проходка с веслом на плече в глубь континента.
monpansie: (grand salon)
Как-то раз – было мне лет шесть – открыла я сборник репродукций – толстенный такой был сборник и крайне тяжелый - я его из шкафа вытягивала с большой надсадой, а уж ежли на ногу уронил – все, ушиб всей малолетки. Я, к счастью, ничего не ушибла, но зато (!) очень озадачилась.
На первой же странице была картина, название которой я до сих пор использую как воплощение высшего ментального ступора – автором картины был некий Джованни Батиста Тьеполо, выглядела картина так ), а называлась она "Меценат представляет императору Августу свободные искусства".
Аллес капут. Рейсов нет и неизвестно.
Я рухнула в бездну непонимания – с трамплина, или очутилась в омуте непонимания – по горло, или заблудилась в лабиринте непонимания – безнадежно, никто не дал катушки ниток – я вообще не могла понять «про что картина»! - из всех слов мне было понятно только слово «свободные» - но и это совершенно не проясняло ситуацию. Тщательный рассмотр картины тоже ни к чему не привел - основной посыл был неясен как посыл образа датого президента под елкой. Мужик в юбке явно был какой-то царь и, скорее всего, угнетатель, тетка на первом плане озадачивала вольготным поведением, кисточками и красками оформительскими сухими, а слепой дедуля давал повод подумать о несправедливости мира и вероломстве тетки. Неведомым меценатом я сочла белую статую справа от царя. Да-да. Я, вообще, долгое время считала что этот голый белый тут самый главный. Еще очень сбивал с толку месяц август – в названии явно не хватало предлога и был попорчен падеж – "Меценат представляет императору в августе..." – вот как надо! Крупномордый дядька в левом углу, указующий на вольготную тетку казался мне каким-то подлым заговорщиком, который склоняет царя-угнетателя к тетке и ее интригам, а слепому деду ничего по итогам склонения не светит, кроме той же несправедливости мира. Я попереживала за деда, еще раз посмотрела на мелованного мецената и жизнь пошла своим чередом.

На деле все оказалось гораздо проще.

Все просто! )
monpansie: (Default)
Однажды в детском саду мне попалась одна книжка – детская книжка в мягкой обложке – лежала в общей стопке, вытянула наугад. Это то и такое, что вы вспоминаете, когда хотите вспомнить - детство или потрясение или их сочетание, когда хотите привести пример зависимости и созависимости - кому-нибудь. Эту книжку мне немедленно захотелось забрать себе - немедленно! - я придумывала массу способов, как я ей завладею - волшебных и незамысловатых - но ни один не пригодился, я не решилась. Она мне разве что не снилась. Или снилась. Я приходила в детсад, брала эту книжку – из общей стопки, и у меня миры проносились перед глазами, быстро-быстро, воздушные ямы, меня выбрасывало за пределы вселенной, и я мечтала и ждала, когда это снова будет – толчок за пределы - слишком - эффект повторялся.
Потом эта книга куда-то пропала - может быть, она была чья-то, или порвалась и ее выбросили, или ее не было никогда - я ее не нашла в общей стопке, я даже тосковала по ней .
Месяца через два у нас дома откуда-то появилась точно такая же.
А нравилась мне сама книжка – не сказка, хотя сказка тоже, да, тоже. Очень - казалась такой непонятной, незаконченной, неообъясняющей. Мне нравились иллюстрации.
Мне было так страшно.

Книжка )
monpansie: (monpansie)
Сейчас покажу картину, которая относится к вещам, которые навсегда меняют восприятие - перещелкивает и все – нажали на выключатель – свет потух или зажегся – кому как. Такие бифуркационные вещи вдумчиво считают по пальцам – не ошибиться бы, они не всегда высоко высокохудожественны - иногда это пугающе просчитанный накормленный мэйнстрим - знаю, знаю один пример - но не скажу, я стесняюсь, они почти всегда зловеще и массово популярны как, должно быть, Пушкина сочинения, их необязательно любишь всю изменившуюся с той переломной точки жизнь, но зато всегда хочешь повторить эффект от произведенного эффекта.

Dali )
monpansie: (monpansie)
Это фильм я видела восемьсот раз, девятьсот раз - целиком, частями, кусками, сценами, фразами, настроениями – какое-то время я смотрела этот фильм каждый день – это называется голод, это называется жажда – голодному все мало. Я помню раскадровку, слова, выражения лиц, имена актеров, фамилию режиссера и финальную песню – на репите, в голове, в сердце - зажимая предсердия, желудочки – по очереди как нужно, но в другом ритме - "Королева Марго" (La Reine Margot) Патриса Шеро.
Примечательно, замечательно вывернутый роман-источник – всем известный, сотое переиздание, у вас какая обложка? - галантный век в представлениях о нем - c кошмарно галантным Брантомом, камзолами «гусиный живот» и все мы - конечно же! - знаем историю про пышные юбки, высушенные сердца и отрубленные головы с бриллиантами вот рту - хотя это уже ближе к теме – что там еще? Нет, ничего этого не будет, не ждите, тут про другое – тут просто другое - вывороченная история, искромсанная, утрированная, концентрированная – в полутьме, с рваными рубашками, грязными намеками, восемнадцать фраз на весь фильм и бессчетно – выражений лиц.

Снято неровно, не по-настоящему, и свет выставлен ненастоящий, снято бесканнонно, глумливо, искренне и страстно, так как нужно - мне? Англад вдавливает голову Марго в подушку – брачующиеся, вы вступаете в новую жизнь!, Вирна Лизи перелистывает странички, причмокивает, пугает взглядами и паузами, недоговаривает – но наемный убийца не дурак, все понятно - как и кого. И когда. Король харкает кровью на белое платье сестры – как пафосно, какой классический контраст! – красное на белом - или уже белое на красном. Незабываемый удар по голове Коконнаса – ровно посередине – раз! - потом будет шрам. И Марго – она непохожа на настоящую – ледяная Аджани и законная овечка на заклание - толстолицая в кудрявом парике - портрет того времени – найдете при желании. Паскаль Грегори в роли будущего Генриха III - тут Анжуйский – вау, вау, Анжуйские, Орлеанские – вечная головная боль! - мой личный выбор – у него великолепное лицо, у него на лице ползают улыбки, усмешки, насмешки – кривые, злые, притворные - ему не надо кричать, даже говорить можно не всегда – у него есть лицо.

А в конце Маргарита едет в карете с отрубленной головй любовника на коленях и эта душераздирающая песня Офры Хазы (Ofra Haza) – золоченой принцессы умершей от СПИДа - песня, которая разрывает сердце - когда смотришь фильм, кажется, что все меркнет, тает, темнота остается, просто темнота – а когда просто слушаешь, в этой песне даже есть … солнце. Даже есть солнце.
В Париже я все время случайно попадала в Сен-Жермен л' Оксеруа – сворачивала не туда, и там звонили при нашем приближении – так получалось, а мы, разумеется, шутили и говорили про мессу и Париж и стоимость, и "жил Анри Четвертый" - и заходили внутрь – там прохладно и пусто.

Потом аддикция прошла и время прошло, и я попробовала фильм пересмотреть и не стала – все, что ты мог выпить из того кубка, ты выпил – просто помни вкус. Этого – достаточно.

Послушайте песню.

monpansie: (sb1)
Мне нравится это фото— хотя оно постановочное как отчетный школьный спектакль, хотя пафос-позерство изо всех щелей — чрезмерно наглядно, цу филь, цу филь, слишком много всего одновременно, и все напоказ — кошмарный перстень и дурное поведение, а средний палец - толщиной со среднего человека, но мне нравится, нравится, да, как-то веселит, как-то нехорошо развлекает, как-то...так.

Фото )
monpansie: (Default)
Это моя любимая реклама парфюма. Вот этот неполный вариант – по локоть. Полный вариант тоже хорош – туда же, под кат – другие акценты, цвиттер, цвиттер - но этот мне нравится больше. Тот случай, когда я чуть не купила запах из-за рекламного постера – чуть не единственный - как завороженная стояла в магазине – в инопланетном ступоре, звездной тоске, пытаясь что-то вспомнить - незабытое и незабываемое – звезды в глазах, звездная пыль на подоконнике. Но не купила – запах трижды не мой, никак, цитрусы, лимон.
Не купила. А очень хотела бы.

Постер )

Полный вариант )
monpansie: (Default)
Когда мы были в Монте-Альбане – это над Оахакой, высоко в горах, а сама Оахака уже высоко в горах – то есть это высоко-высоко в горах, да – раннее утро, туман и даже прохладно, и мокрые кусты и мокрая трава, и можно снять босоножки и ходить босиком по этой мокрой траве, и это невыносимо приятно, и можно найти огромную кривую шишку, и можно трогать камни прямо ладонями - они холодные, мокрые, неровные - и залезать на них, боясь поскользнуться, и можно нюхать какие-то неестественных оттенков цветы - а они не пахнут, почти совсем... а облака у тебя под ногами, если стоять на краю пропасти и... И еще - ты счастлив.
Так вот, как во всяком приличном археологическом индейском комплексе, там был камень для жертвоприношения – сапотеки, намаявшись от засухи и кукурузного неурожая, находили подходящего нестроптивого претендента, давали ему напоследок чего-нить пожевать или выпить - за здравие и за упокой в комплекте, и пока сытый и пьяный нестроптивец выяснял у Мескалито разные важные подробности касательно иной системы координат, соплеменники быстро его свежевали – прямо на этом камне, дадада, посвящая гражданина непосредственно г-ну Косихо Питао, и намекая разделанным гражданином насчет дождя там, кукурузы и вообще – по хозяйству.
По пирамидам ходили еще двое незнакомцев и с нездоровым удовольствием косплеили жертву недорода. С Мескалито они - возможно -вполне! - пообщались накануне, но точно сказать нельзя - это, скорее всего, тайна.
Human sacrifice )
Не знаю, как там у них в итоге все прошло, хотя с кукурузой в Мексике перебоев нет, так что - вывод прозрачен и очевиден и невариативен. Нормально прошло, думается мне. Правда же, это хорошо, да? Правда ведь?
monpansie: (Default)
Ну, ритуалы хороши не только безупречным исполнением ритуальных танцев, а существованием этих танцев вообще – в сознании или подсознании – их осознанием.
В смысле – мне стало жалко моего ритуала. Я по нему соскучилась. Я хочу танцевать ритуальные танцы по средам - чередовать фуэте, ковырялочку и капоэйру в произвольном порядке - рафинированный вариант коммуникации с ... Например, с неведомым. Действие не ради, не для, не потому - просто действие. Сами подумайте - ну зачем ритуалы, если можно просто попросить какого-нибудь божка о снисхождении, плюшках и побитом соседе? ну и?
Сегодня – троица. Ривера. Сикейрос. Кало. Святой дух отойдет, традиционно, женщине, остальные – по желанию. Ваши варианты? Как лучше?
Все трое - мексиканцы. Все трое - коммунисты. Все трое - художники. Ривера укрывал Троцкого в доме Фриды, Фрида спала с Троцким, Сикейрос стрелял в Троцкого – но, правда, не попал и условный гений и условное злодейство не согрешили и на этот раз.
Все трое - мастера деформации.
Деформация тела. Деформация души. Деформация духа. Нет, не по одной деформации на каждого - вопрос только в пропорциях.
Мне нравится слово «деформация» - само по себе , как если бы оно имело чистый смысл – а это значит не иметь смысла, ну, конечно же.
Если берешься деформировать пространство – ты деформируешь себя. Если берешься деформировать время – ты деформируешь свое существование. Иногда деформация – эликсир спасения – деформируя уродливое, ты получаешь прекрасное.
Все трое чем-то похожи – теми самыми неуловимыми элементами – время и ощущение - время одно, ощущения - от одного и того же. Только цвет воспринимающих глаз другой, хахаха.
Чтобы понять Кало нужно быть готовым поделиться кровью и энергией – а понимание не принесет облегчения и даже доставит боль – в смысле ты получишь только понимание, как и обещали – ничего сверху - Фрида не дарит подарков. Ну и умница.
Остальных оставлю без объяснений.
Кало )
Ривера )
Сикейрос )
monpansie: (Default)
Гуляли мы однажды с Тихогромычем в городе Париже, устали нечеловечески просто, есть захотели смертельно и забрели полуживые в торговый центр на фудкорт – да какой корт! – такие отделы небольшие – шумно и посуда гремит - тут же готовят всякий рис и котлеты и салаты лежат по тарелочкам – много всяких. С соусами и сложносмешанных.
А время было обеденное – на фудкорт подтянулись также местные уставшие от маджонга красноглазые клерки - тоже решительно так настроенные на салаты.
- Я, говорю, Тихогромский, столик займу, а ты иди, купи еды - ты - говорю - по-французски хорошо изъясняешься - и падаю на скамеечку в изнеможении картинно и начинаю читать карту Парижа показательно.
Тихогромыч, точно, по французски очень хорошо изъяснялся – у него была пачка бумаги формата А-четыре с полезными распечатками - он нужное с нее зачитывал – переберет сурово листы, вынет подходящий и серьезно зачитывает.
Ну вот – изучаю карту. Долго ли, коротко, приходит Тихогромыч и чего-то приносит на тарелочках - ставит одну на стол – я смотрю, а в ней сырые порезанные шампиньоны. Да.
Суммарно – два-три гриба.
У меня даже дар речи демоническим способом самоликвидировался весь. На некоторое время.
- Ты – говорю – чего? С ума сошел? Там же, говорю, разные были – сложносмешанные всякие. С соусами! Ты зачем гриб принес? Суммарно - два-три? Гриб – зачем?
- Гриб – говорит Тихогромыч обиженно – Местные брали и я взял! Гриб!
- Он сырой – говорю – Сырой гриб! Шампиньон! Сырой шампиньон! Сырой гриб шампиньон!
- Гриб! – сердится – Местные! Как лучше!!! Ешь давай! - и шуршит распечатками.
Какой выбор? - сижу, ем сырые шампиньоны. А вокруг красноглазые клерки наворачивают за обе щеки что-то с майонезом и лабардан.
Ну, гриб и гриб на вкус. Сырой шампиньон. Съела.
Только – понравилось. Очень. Ем теперь сырые шампиноны только так. Откусишь эдак от одной строны. Потом от другой. Гриба, да. Красота!
monpansie: (Default)
Я люблю второе передвижение согласных. Нет, первое я тоже, конечно, люблю до дрожи в коленках и взмывающих меня в стратосферу крыльев за спиной, но второе я люблю заметно больше - коварная химия, адское зелье. Первое глобально корежит органы речи и озадачивает органы слуха, а второе - как легкий щелчок в пространство между глазами майора Ковалева — дзынь!
О, тусня и приключения неуемных п,т,к и б,д,г не могут не волновать, не терзать, не тревожить - их аллегория — вечный странник и птица феникс объединенные в нелепом страстном порыве —и какая скучная ирония заключить эту страсть в нечто унифицированное белесое наукообразное покрытое обложкой и малодушно снабженное библиографией и абсолютно - абсолютно! - последовательной нумерацией страниц.
monpansie: (Default)
...Выведем на сцену брейгелевского персонажа. Попытаемся вывести, да. Правда, равнобольшая беда и вероятность в том, что он не выйдет – это его особенность – не выходить. Целиком по крайней мере. Неполностью присутствовать – вот его призвание. Играть роль - но не в этой пьесе.
Но мы попытаемся — ведь заодно можно вывести и фразу и понятие - абстрактное понятие – смотрите! - сразу убираются дополнительные - ненужные или трудноподбираемые - слова и объяснения и остается невербальное явление, выраженное минимально вербально - ну скажем, для упрощения коммуникации и увеличения взаимопонимания. Наверное, я шучу.
Это такое выражение лица – на разных, даже совсем и не брейгелевских картинах - да Бог с ним, с Брейгелем, подумаешь Брейгель! - брейгелевский персонаж доверчиво и неловко улыбаясь заглядывает извне в душный Митгард в неустойчивой надежде выпить митгардовского нектара с высоким содержанием сивушных масел и оседлать привычного для кого-то неказистого ослика иной реальности.
Это может быть и собака на пороге комнаты, робеющая от близости и недостижимости дивана, и бледноаристократичный вампир в кино все-таки надеющийся на «Добро пожаловать!», а пока робко-вежливо скалящий бескариесные клыки, и ты сам в какой-нибудь ситуации, и случайный человек в тоске глядящий на уезжающий куда-то поезд - долго-долго, звуча внутренним диалогом, но никогда не озвучивая его...
monpansie: (Default)
Сегодня, по возможности, коротко, по невозможности – длинно. Сегодня про альбом King for a day, fool for a lifetime группы Faith no more - yeah, yeah – и даже не про него, а про его обложку.
Обложку рисовал Эрик Друкер (Eric Drooker) – персонаж достаточно известный. Тиражированный - издательствами и бунтующим стаффом - еще и социально активный персонаж, да – это так, к слову. Мне без разницы. Что-то нравится, что-то - нет, что-то ух ты как нравится, что-то - надо же как пофиг, что-то похоже на Анри Руссо, что-то - еще на что-то.

Не самый любимый альбом у FNM, но самая любимая у них обложка - без сомнения - и одна из самых любимых обложек вообще. В личном списке - где-то ближе к началу. Нет, на альбоме есть, ееесть несколько дивных песен - Evidence и Coralho voador - добро пожаловать в сновидение, господа! - и The last to know (First to go - ха!) и абсолютно правильно и как-то неестественно-хитово звучащая Just a man с афроподпевками и доморощенной философией, да и сам "Король на день" с его вечеринками и глупыми взглядами и головокружением выглядит нарядно. А еще там есть несколько прекрасных названий – The gentle art of making enemies – ооо - это победитель, ооо - это восторг! - дальше этого названия можно было даже ничего не сочинять.

Так вот – иллюстрации. Они из Flood! A novel in pictures. Изначально фон – белый, но мне нравится именно красный - в нем... ну, наверное, смысл, да?
Отблеск? Пожар? Поджог? Катастрофа? Воспаленное сознание? Колышущийся воздух, ощущение нереальности, тошнотворная клаустрофобия, пустой вагон метро и человек выбегает в никуда - это реверс. Адская собака и адский ее владелец – в самом ярком зареве – это аверс.
Аверс и реверс )
monpansie: (Default)
Сегодня я напишу про любимый запах, запах …запах чего? – вообще, мучение со слововыбором – писать «духи» – не совсем верно, фактически это не духи - писать «аромат» – аромааат, хахаха - выглядит глупо и порой имеет ненужный оттенок, слово «парфюм» мне активно не нравится, оно похоже на фразу «же не манж па сис жур»… - сиротством и неуместностью – но я его использую, да - для достижения консенсуса на ассамблее – но оно мне активно не нравится …Универсальным было бы слово «духи». Но, фактически, это не духи.
Carthusia "Ligea"
И даже не потому, что название духов на L – я на это не смотрю, нее, нет уж, я уже подписывалась готической L с сердечком в средней школе и считала это оригинальным по какой-то неизвестной причине. И не потому, что по мифу создателей - это русалка которая чуть не свела в могилу Одиссея (сына Лаэрта) в другом мифе – древнегреческом. И не потому, что оно похоже на имя Лигейя из рассказа готического эмо Эдгара Аллана По – ооо, мне так нравился рассказ в четвертом классе!О!О!– да я даже не увидела как там они называются – когда я их …что?...эээ…
Второе мучение со слововыбором. Есть такие устойчивые обороты – «услышать аромат», «носить аромат» – мне эти обороты тоже активно не нравятся, хотя, конечно, ассамблея – сами понимаете – поэтому тоже использую. Консенсус важен! Итак - когда я их услышала. Э.
У фирмы в наличии - всякие рекламные сказки про монахов и тайные рецепты, короткая линейка запахов, одинаковые флаконы, шероховатые картонные коробочки с похожим рисунком и скучными названиями и еще такие старомодные пульверизаторы – такие, похожие на мяч для регби, штуки - жмешь на него – и пффф!
А пахнут… Третья проблема – в консенсусе важны ноты и ступени, и умение их различать и перешагивать - иначе ассамблея может развалиться. Я довольно хорошо различаю монозапахи, каким-то образом я даже живу, ориентируясь на обоняние – а кстати, зачем подменили объект и субъект при переводе названия в книге Парфюмер? (Das Parfum)? Неоправданно сместили акценты. Даже не сместили – вывернули. Но я не люблю различать монозапахи в едином аромате - мне наплевать на ноты - жасмин пахнет жасмином, табак - табаком, иллюзии - неприятностями – главное - как это пахнет в сочетании. И еще - как это пахнет в сочетании с тобой.
Так вот - прекрасно.
monpansie: (Default)

Про  Раммштайн (Rammstein). Раммштайн сейчас - это уже лимонад, пирожки с картошкой на станции метро Студенческая, разменная монета и моветон -  Рамштайн знают даже те, кто знает певицу Свету в лицо. И даже их родители.  Раммштайн  - это уже что-то наравне с розовым цветом и стразами, но так как мне не влом надеть и розовое – да, наверное, и стразы - и у меня нет предубеждений касательно гриндерсов ни в ту, ни в другую сторону,  то я люблю Раммштайн. Да - и еще я любила Тилля Линдеманна (Till Lindemann), хах.  Нежной любовью.  Он ранил мое хрупкое девичье сердце своей красотой.  Как стилетом наискосок – рраз! Ооо.  Кровавая рана. Жаркие мечты. Честно – ему можно даже не петь и  не рубиться  флегматично кулаком об колено  - может как Памела Андерсон или там Моника Белуччи  или там пресловутая Анжелина Джоли (сорри, сорри, простите меня, простите, больше никогда) просто так ходить – но,  без сомнения, лучше  как есть. Петь и рубиться. Пусть поет и рубится.

А знаете, какая у меня любимая песня? А любимая песня у меня Райзе Райзе (Reise Reise) – с одноименного альбома.  Альбом, кстати, средний,  альбом, кстати, неровный – но лучше следующего полуобморочного Rosenrot   - но хуже предыдущего звездного, хоть и затасканного по радиостанциям Mutter  - и  удивительно хорош для аудирования по немецкому языку.  Линдеманн подражает Высоцкому на подсознательном уровне –  суровое мужское братство, да,  по-танкистски поет «амур-амур» и дает понять, что хлебнул мурцовки с женским полом выше крыши.  А вторая любимая – только не надо смеяться – Ду хаст (Du hast). О даа.  О дааа. Ду хаст михь гефрагт...Трой ир зайн фюр алле таге, хахаха. Прекрасная песня. А третья любимая песня Альтер манн (Alter mann).  Когда я слушаю отстраненное «вифиль мэрхен дир нох бляйбт», я понимаю, что сейчас  я что-то узнала, но никому, разумеется, не скажу.  Ну, а еще я люблю песню Энгел ( Engel)– но не за музыку и не за текст, а за мироощущение которое у меня возникает при прослушивании и Айферзухт( Eifersucht) – я на ней всегда наушники проверяю, ну и вообще, познавательно касательно мужского мировосприятия – или мужского его отражения.

Ну и они - Раммштайн, да - очень смешные.  И безыскусные деревенские  сравнения  сперматозоидов со слониками в Rein Raus, и то, как гитаристы выходят в разномастных сомбреро на Live aus Berlin, и  то насколько открыто и смущенно-простовато они провоцируют всех подряд, кто уж под руку попался в Leichzeit и Zwitter. Да и клип Benzin  очень смешной, да и Белоснежка со шприцом ничего так – как и Круспе со своими бесконечными прозвищами и красным платьем  и Пауль с тонзуркой  и несчастный Флаке и невидимый йог Ридель и старательный носатый Шнайдер. Ну и Тилль, да, Тилль.

Тилль. Любимое фото. )


Общеизвестная и прелестная фотосессия в нетрадиционном. )


monpansie: (Default)
Средааа. Среда. Была масса вариантов, что бы такое этот раз - штуки четыре точно было. Вопрос выбора. Вечный. Нумерованное название, правда, уже поднадоело, но традиции хороши постоянством — пусть висит.
Ну и переходим к теме — диск Music To Make Love To Your Old Woman исполнителя Nathaniel Merriweather - он же Dan the Automator, он же Дэн Накамура — японец из Сан-Франциско - хип-хоп продюсер - да и черт с ним. Майк Пэттон в качестве спецприглашенного.
Обложка — душераздирающее зрелище, имитация лучших песен малоизвестных или уже давно неизвестных исполнителей к какому-нибудь празднику старперов в душе - и какие-то подлые на вид розы и пистолет — будет нечего делать — сочту за символ. Или там - намек. Или - издевку. Название... да и название тоже вполне подлое на вид.
Такое нельзя воспринимать со всей серьезностью — нет, это не несерьезно, неет, но воспринимать серьезно нельзя — запрещено, ферботен - все испортишь, не словишь фишку и упрешься в рассуждения достойные бесплатных безымянных брошюр —хоть о чем - простые предложения, общеизвестные факты, подкрепленные общеизвестными доказательствами — изложенные с терзающей серьезностью идиота и недостойные эстета — неужели вы предпочтете первый вариант? Соединять достоверность со стебом — вот что нам нужно - истина не перестанет быть истиной, но ты получишь удовольствие от ее двусмысленности.
Вырываем из контекста песенку — просто потому что она мне попалась — пятым вариантом, а муки выбора утомили. Sex (I'm).
Ну а то, что в песенке настолько стереотипно, что и говорить об этом скучно — то как женский голос (Jennifer Charles) стонет и ноет и притворяется то маленькой девочкой, то сучкой, то девственницей, то игрушкой и прочим, прочим, прочим — длинный список — отличный список! - гейша и рабыня тоже будут, а Майк Пэттон с упорством повторяет на все лады "айм мэн", варьируя интонации, и не варьируя смысл - с таким упертым мачистким напором, что, разумеется, весело и вполне сексуально. Ну и точечные уколы какой-то политкорректной на вид американской нецензурщины и образовательные рассказы о табуированности орального секса и фригидных женах — простыми предложениями , подкрепленными общеизвестным - между делом, через запятую, а в конце вздохи, стоны и правильно сбитый ритм — лживый напудренно стебный аудиосекс — вуаля.
Отличная, кстати, песенка. Все так и есть плюс удовольствие. Дас ист фантастиш. Шучу. Первое апреля.

Profile

monpansie: (Default)
monpansie

July 2017

S M T W T F S
      1
2345678
9101112 13 1415
16171819202122
232425 26 272829
30 31     

Syndicate

RSS Atom

Style Credit

Expand Cut Tags

No cut tags
Page generated Sep. 19th, 2017 01:31 pm
Powered by Dreamwidth Studios