monpansie: (life)
Запощу с утра редкую и одинокую фоточку. Нет! - две! Это в Танзании, в Тарангире. У нас было лето – у них зима – перевертыши. Все такое бесконечное, бледненькое, горизонт у них шире нашего, а небо ниже – чуть не по макушке елозит. По утрам холодно, особенно в горах, но Тарангире - это не горы, это равнина с баобабами - я мечтала обнять баобаб. Хотя бы приобнять. А это слон. Мы обедали а слон пил – он засовывал хобот в какую-то ямку в земле и долго, вдумчиво, непрерывно пил, пил, пил. Я думала он просто задумался, тупит даже, а он пил – был занят делом.

Две фотки )
monpansie: (life)
В Танзании, на Занзибаре, на пляж часто приходили коровы – придут такие белые и коричневые - убедительно рогатые и несколько безутешно комолые - лягут на воспетый инет-трубадурами белый песочек ...ну, или гуляют там – по пляжу, меланхолически и рассеянно. Или... или еще что важное делают. Мычат тоже зычно.

Я коров как-то опасалась – все же крупное животное. Башковитое. Мало ли что у него в этой башке.
А вот меня коровы не опасались. Они вообще никого не опасались. В своем праве были коровы. Неотъемлемом.

Тамошние коровы от наших экстерьером несомненно отличаются - и лицо другое и взгляд иной, спереди на груди складками свисает кожа, а на спине такой дромадеровский горб-жировик.

- Забавно, – говорю я этак научно. – Как коровы отличаются. Вот тут такие, в Камбодже были другие, наши, соответственно – третьи.
Тут Тихогром почему-то странно на меня посмотрел и спрашивает осторожно:
- Ты думаешь, это такая разновидность коров, да?
- Да, – говорю, не понимая осторожностей. – А как еще-то?
- Спасибо тебе, добрый человек! – вдруг как вскричал Тихогром, я даже подпрыгнула. – А я-то смотрю и думаю – бедные несчастные коровы! Горемычные коровушки! Вот ведь житуха! Как же так! Наверное, думаю, не кормят их совсем, и от голода они... ну…это…корова правалилась.

Я так смеялась - страшно вспомнить.
Мем теперь.

Тридцать три коровы )
monpansie: (life)
Так как на улице холодно, расскажу историю про Африку.

В Африку мы собирались по-спартански – отдых же по болотам, перелескам и норам, а на Занзибаре что еще надо кроме купальника? – и поэтому мы очень старались обойтись одной ручной кладью. Понятно, что на каждого еще была неподъемная личная сумочка, но это не в счет, не считается. Ну, вот эдак мы упаковались, и очень остались собой довольны – чо ежли, говорим, там вдруг сносим в хлам в болотах, то там и выбросим и будет нам еще легче и привольней. Пельмени к тому же съедим. Хей-хоп!

Да. А еще смешно! Пишу, честно, и смеюсь щас, как вспомню – начитались мы советов, что, мол, граждане сурово отдыхающие, не тупите, не ходите в маечках и трусиках, а то запузыритесь на солнышке и ага, а купите просторную и светлую одежду с длинными рукавами на пару-тройку размеров больше и ликуйте себе.
Ну, мы поразмыслили, пошли в магазин и купили две одинаковых, шибко просторных и огромадных кофты с какими-то схематичными башнями на груди и две, граждане, здоровенных тельняшки – чтобы перемежать для нарядности.

Дома я, как мерила, так хохотала, что Тихогром даже наругался на меня, что тельняшка - это сексуально.

Ладно.

Столкали мы все это в ручную кладь, оделись покамест прилично и полетели через пол земного шара с пересадками. Прилетели в Дар-эс-Салам, а оттуда поехали в Арушу, чтобы из Аруши уже поехать смотреть слонов, бегемотов и прочую мелкую живность. Но речь про Арушу – в ней весь смысл - ибо в Арушу должен был приехать гражданин, забрать честно заработанное, побросать нас в джип и укатить, собственно, в болота со львами.

И вот приходит утром этот самый гражданин, улыбается белозубо, светски беседует, дует газировку умиротворенно и говорит – А вот вам подарок от фирмы! – и дарит нам Два! Огромных! Расписных! Глубоковатых! Тяжеленных! Блюда!

Мы берем эти блюда и стоим с этими блюдами на манер Саломей.

Ну, благодарим, конечно, сердечно.

Все сафари мы таскались с этими расписными блюдами! Тут слон – а тут мы с блюдом! - Здравствуй, слон! Мы в автобусах потом тряслись с этими семипудовыми блюдами! – все переживали, как бы не раскокать посуду эту. Мы на Занзибаре отдыхали с этими блюдами! - купальник, актиния кусается – и блюдо при нас. На пароме чуть не блевали, сжимая эти блюда бледными руками. С таксистами ругались – и то с блюдами! Мы побратались с этими блюдами за полмесяца.

Плюс ко всему - у нас – ручная кладь, не забывайте! Блюда не влезали, но мы их упихали – хохо! Падали прям на кладь - сумки так растаращило и перекосило, мамочки мои - и больше в них ничего не влазило, кроме там зубочисток, например.

Мы трехслойно оделись и кое-что повыкинули во имя блюд. Комары подлетали, понимали – не прокусят и отлетали обратно.
А сверху на нас были тельняшки. И нас таких было мало. Даже в мире.

В аэропорту мы так улыбались и рябили, что никто не заметил перевес по блюдам – и мы довезли блюда до дома в целости и сохранности.

Одно, правда, через год кокнули, а второе ничего - стоит.
monpansie: (life)
...Когда мы, наотдыхавшись до посинения на Занзибаре и искусанные актинией, ехали на такси в порт, чтобы оттуда рвануть на материк - таксист по дороге слушал только две песни – у него еще были , но он слушал только эти две – послушает и снова ставит, послушает и снова ставит – и видно ведь – нравится человеку до невозможности! - прямо глаза возводит и воздыхает нежно – две песни Брайана Адамса ( Bryan Adams) "(Everything I Do) I Do It for You" и "All for Love" - первая ему больше нравилась, ее мог и вне очереди ввернуть - а ехать там час где-то - под конец дороги мы окончательно очумели и точно знали – вечный передоз и аллергия. А вот в уме пели еще долго. Допоем и снова начинаем.
До самого дома пели.
monpansie: (life)
Из Дар-эс Салама до Занзибара ходят паромы – два часа - и ты в нужном месте – если твое нужное место это Стоун-Таун, а если нужно пляж – берешь такси и едешь на пляж – в Нунгви, Кендву или куда ты там решил. Билет, кажется, стоит тридцать долларов – еще за эти деньги в речпорту (океанпорту) дают почему-то еду – что-то горячее, овсянка, что ли, кофе и печенье – кстати, было кстати - после незабываемого отельного завтрака есть хотелось адски.
Ну вот, туда мы доехали распрекрасно, даже смотрели вполне блевотного мистера Бина – и ничего.
А вот обратно…

А вот обратно погода была немного переменчивая. И на Занзибаре завтрак не полагался – в ближайшем киоске мы купили какие-то Богом посланные – как впоследствии выяснилось - недопряники и сколько-то их съели, а потом сидели и определяли национальность пассажиров – русских выделили сразу – женщину по бархатной резинке для волос и золотым цепочкам en masse, а ее мужчину по коричневым штиблетам к туристическим шортам. Нет, я не насмехаюсь, да, мне реально пофиг, кто как одет, нет, это не влияет – а наблюдать люблю. Вот американцы-студенты приехали в Нгоронгоро – утром дубак, пар изо рта валит, а они все в трусах и шлепанцах, ну и трясутся крупно и удивленно. С нами была девушка из Шотландии – она очень веселилась.

Еще на пристани была мелкая белая китаяночка в расшитом веселым стеклярусом пиджачке.

Ну, сели мы – опять включили мистера Бина – и поплыли. Группа студентов из Америки залезла на нос – обзирать гладь окияна. Расшитая китаяночка сидела неподалеку со своим бойфрендом, и они мило болтали на четырех тонах.
Через какое-то время пошел дождь. Затштормило. И закачало. И вздыбились серые волны.
Тихогромыч побледнел и сказал – "Черт". Потом он сел в физиологическую позу и сказал - "Твою мать". Потом он слез с кресла, сел на пол, голову положил на кресло и еще что-то сказал. А потом замолчал.
Ливень хлестал, корабль взмывал, волны бились, и хотя мне было капец интересно, смоет ли студентов с носа и сколько именно смоет, я сильно распереживалась за Тихогромского и стала донимать его вопросами и помощью, пока не добилась нужного – Погоди!!

У меня гипоталамус в порядке – меня так просто не укачаешь, но желудок вдруг неприятно связало в узел – именно такое ощущение – раньше этого не было, и это пугало.

Вдруг рядом раздался страшный звук – стошнило небольшую стеклярусную китаянку – звук был могучий, хтонический и безотрадный. Через пять секунд такие звуки понеслись из разных концов корабля - разрозненно – сначала, в унисон – потом. Через полчаса по кораблю неспешно промчался мужчина с черными мешочками для страдальцев. Я взяла два и дала их Тихогрому. Тихогром сжал их в потном кулаке и забылся тревожным сном.
Я сидела в физиологической позе и боялась неведомо чего.
Ни дождь, ни путь не кончались, время, разумеется, остановилось. Вокруг было только небо, вода и ветер. Только серое небо. Только серая вода. Только неведомый ветер.

- Боже! – сказали мы, ступив на твердую землю шаткого мостика.
На пристани на полу сидела ровного зеленого цвета (правда! без преувеличений! зеленый человек!) китаянка и не шла дальше. Вокруг нее стоял растерянный и верный бойфренд.

- Нам еще повезло, – сказала я.
- Пряники нас спасли, – сказал Тихогромыч мудро. – Хлебом не поблюешь.
monpansie: (monpansie)
Бывает кто-нибудь расскажет про путешествие – ну мнение у всех свое - там дорого, тут дешево, матрас жесткий, Венера Милосская некрасивая – ну, мало ли что не понравилось. Мне вот трехместный номер в Дар-эс Саламе не понравился с двумя вертолетными вентиляторами – включишь - холодно, выключишь – душно – и лихим видом на глухую стену-стройку, затянутую жизнерадостной черной материей – я думала, что ночь вечная, мрак сгустился над Мордором, понять утром ничего не могла. Зато знаете, какая радость была этот номер снять?! – хохо! – в полночь, посреди не-разбери-чего-рубинштейн, после двенадцатичасового пути, после вдохновенной ругани с водителем такси, после остервенелого торгашества? Хей-хей, вот где кайф! А! Затрак еще в этом отеле не понравился, дадада. О да.
Ну так вот – не понравилось и не понравилось – чего такого? Ничего такого. А вот в ответ – раз! - кто-нибудь и напишет – «мол, данке шен, расхотелось туда ехать» - и у меня ментальный ступор. Что вот хотелось, хотелось и расхотелось? Как? Кто-то (что-то) сказал и желание пропало? Смерть либидо. Не понимаю. Или что? Или не очень-то хотелось, а тут и оказия сэкономить? Или вообще не хотелось, просто вот это сказать хотелось? Типа, «фи» сказать? – распространенное ведь желание? Ну вот не представляю, как может убедить единичное частное мнение касательно того, что ты никогда не видел, да так убедить - глобально!

Кофе

Jan. 11th, 2012 12:41 pm
monpansie: (sb1)
Дорога пахнет кофе.

Когда я путешествую, одним из правил является чашка кофе в дороге – неважно где – в аэропорту в Домодедово, например – потому что скучно и еще нужно ждать чааас, двааа - различные сетевые кафешки – цена разная, вкус примерно одинаковый – никакой, тоже самое в шопинг-моллах с обязательным невразумительным старбаксом и насильно возлюбленными населением планеты чизкейками – вот лично вы любите чизкейки? Стаканчик из автомата где-нибудь в парижском метро – а тут дело не во вкусе, а в том, что холодно и приятно согреть пальцы, бодрит, Тихогром любит покупать что-нибудь в автоматах, а Париж – любимый город. Кислый невыносимый мексиканский кофе – единственная страна, где сваренный кофе пить было невозможно, зато мы пили их шоколад – гораздо лучше! Незабываемый кофе в Танзании – в Дар-эс Саламе - беспросветно замусоренная улица, столики и стульчики с подкошенными ножками, пол в кафе моют по-матросски грязной водой из пластикового ведра, по улице гордо идет суставчатый пятнадцатисантиметровый жук? таракан? - напиток налит в чашку с отломанной ручкой и отгрызенным краешком – в кофе добавлены молоко и соль – в общем, пить я забоялась. Или утром в Серенгети, из термоса - прихватил наш проводник - в ста метрах от тебя лежит гиена, а в трехстах - все глазеют на гепарда, а ты замерз к чертям в этой жаркой экваториальной Африке. Огромный капучино в Нюрнберге – «Ты зачем взял такой огромный? Плавать? - Монпансье, там было написано "кляйнер"! А большой – вон!» – и точно – женщина за соседним столиком пьет из фарфорового тазика. Сложное кофейное сооружение во Вьетнаме – такая маленькая жестяная кастрюлька – кофе не особо вкусный, но некоторые хвалят. Турецкий кофе – иногда две ложки дивно пахнущей гущи или как в любимой кофейне в Стамбуле – я ее находила по запаху, а не по адресу. В Пекине… В Пекине вообще ограничены некоторые привычные продукты – шоколад по дурацким ценам, совсем нет сыра – мы не нашли, а кофе – баловство – те же сети и внимательно-рассеянные люди с приросшими к ним ноутбуками. Кофе на Занзибаре – начался прилив, ты сидишь на веранде на столбах и пьешь совершенно заурядный кофе – но вот он, океан!

Путь

Nov. 8th, 2011 10:46 am
monpansie: (back)
Знаете, что нас больше всего потрясло в Танзании? Нет, ну понятно, что нас там вообще основательно потрясло - и тем не менее? В каждом путешествии бывает своя пиковая точка – апогей или катарсис – иногда они совпадают, но здесь не совпали – катарсис отложили на последний день, на задрипанную гостиницу в Дар-эс-Саламе, где мы пережидали время до ночного самолета и смотрели длинные сюжетные индийские видеоклипы по большому выпуклому телевизору – но про это отдельно.
А апогей случился на Занзибаре.
Поздний вечер начинается на Занзибаре в шесть часов – аврально темнеет, и на небо высыпают южнополушарные звезды. Пляж – неширокая полоска песка, когда прилив – ее съедает океан – и изгрызенный снизу водой каменистый берег – в расщелинах копошатся разновидовые крабы - кажется что камни шевелятся. Мы пошли гулять - пошли в самые темные места, чтобы посмотреть на небо, на другое небо, не наше небо, незнакомое небо, неизвестные звезды – небо в Африке низкое и очень широкое - горизонт далеко, а густой Млечный путь над самой головой.
- Есть ли тут наши звезды? – спросила я – Должны же быть какие-то? Вот бы посмотреть. Вот бы любопытно было посмотреть.
И мы обернулись – во весь запад, скатываясь в последние капли заката нависала, загладывала в глаза, следила за тобой, огромная, сияющая перевернутая Большая Медведица – ковш выливал воду в океан.
monpansie: (life)
Тихогромский рассказал про сомов в сеноте, надо бы картинку рыбных мест показать, но у меня под рукой нет, потом покажу, а сейчас покажу другую – это в Дар-эс-Саламе – вообще, фоток из Дара у меня мало – кажется, мы опасались фотографировать – может, и зря. Гулять мы все-таки пошли – гуляли исключительно по прямым линиям, очень запоминая ориентиры - в основном мебельные магазины. Через какое-то время мы нашли рынок и купили там какие-то фрукты – виноград, что ли - мы все время покупаем виноград в разных странах – сравниваем - и вот вкуснее такого плотного зеленого длинного винограда, полупрозрачного, холодного даже в тридцатиградусную жару, который мы ели в итальянской провинции ничего не было – мы его купили у серьезного дедушки-производителя с фургончика, а вот во Вьетнаме виноград невкусный, зато бананы там супер – мелкие дробные бананчики, хотя оахакские – еще лучше - но про еду это отдельно писать. Рынок был не особо маленький – между домов, в переулке - мрачноватый такой, крытый – деревянные прилавки, деревянная крыша, деревянные столбы-подпорки - в самой глубине вообще потемки - там все продавали – орехи, зерно, рыбу, мясо, фрукты, бамию – она прикольная! - очень мне нравится внешне - я предложила купить бамию, но Тихогромский отказался – ретроград. "Что ты с ней будешь делать?" Я ею буду любоваться!
Рядом с рынком был городской парк и там был концерт - пела - женщина и стучали в барабаны – мужчины, у кого был билет – заходили и приникали к источнику прекрасного непосредственно, а остальные подпирали забор и слушали снаружи - опосредованно. Мы пока гуляли тоже слушали. Время шло к шести часам – было малолюдно и мусорно и пыльный ветер. Потом - обратно в отель. И вот тут из дома, который на фото - вот этот желтый темпл - или откуда-то рядом с ним, вышла веселая процессия – люди танцевали, пели, улыбались во весь рот - мы подумали – праздник! вау! свадьба! - даже невесту поискали, но тут увидели что люди что-то несут на носилках– замотанное в полосы белой ткани – по всему, это был покойничек - а у нас был когнитивный диссонанс – ликующие люди и похороны. Сначала мы решили, что это такой обычай, и в Танзании на похоронах рвут баяны в обязательном порядке, но через несколько дней, где-то в районе Аруши, мы видели точно такую же процессию с замотанным покойником на носилках, и люди шли рядом мрачные и даже какие-то ожесточенные. Так что не знаю – что это было.

Дар-эс-Салам. Картинка. )

Profile

monpansie: (Default)
monpansie

July 2017

S M T W T F S
      1
2345678
9101112 13 1415
16171819202122
232425 26 272829
30 31     

Syndicate

RSS Atom

Style Credit

Expand Cut Tags

No cut tags
Page generated Sep. 19th, 2017 01:31 pm
Powered by Dreamwidth Studios